Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Мнение миллиардера...

Некоторые наблюдения миллиардера, основателя Elliott Management, Пола Сингера, выбранные из его периодического письма клиентам.

***


По официальным данным, бюджетный дефицит в США за последний финансовый год составлял около 700 миллиардов долларов. Однако эта цифра была бы в несколько раз выше, если в нее включить необеспеченные социальные программы. Даже если не принимать в расчет долговые обязательства, связанные с Законом о доступном медицинском обслуживании (Affordable Care Act), размер которых пока невозможно рассчитать, потому что большая часть ориентировочных расчетов либо ошибочна, либо представляет собой грубые фальсификации, и поскольку администрация по-прежнему откладывает рассмотрение многих из его положений в рамках политического преимущества, объем будущих долговых обязательств федерального правительства к настоящему моменту составляет около 92 триллионов долларов. С 2000 года их размер рос более чем на 10% ежегодно, в то же время номинальный ВВП рос всего на 3,8% в год. При таком темпе долг федерального правительства по пенсионным программам к 2021 году достигнет примерно 200 триллионов (опять же, не считая последствий закона ACA), а к 2025 году - 300 триллионов долларов.

Эти цифры – не плод фантазии. В настоящий момент большая часть американского политического истеблишмента даже не признает существования этой проблемы. При этом наши лидеры не сделали ничего конкретного для восстановления финансовой стабильности, рассмотрев серьезные предложения по обузданию обещаний, которые невозможно оплатить. Совсем наоборот: политики и влиятельные лица постоянно говорят людям, что эти обязательства по социальным программам будут выполнены – и они осознают, что такие заявления не могут быть правдой.


Высокий уровень инфляции (или гиперинфляция) – это один из способов, которым нечестные горе-политики пытаются справиться с обещаниями, которые невозможно оплатить. Это нечестно, потому что без формального налогообложения деньги отбираются у держателей сбережений и инвесторов и отдаются заемщикам и избирателям. Это невежественно, поскольку цикл правительственных выплат и потребности в новых выплатах напоминает «погоню за хвостом» - потому что, уменьшая реальную ценность обещанных пособий, это не приближает главный приз, в то же время, разрушая стоимость денег и разваливая общество в процессе.

В аргументации инвесторов не хватает кое-чего, что ведет к их нынешней самоуверенности, и это – понимание зацикленности на доверии к хрупкой системе. Поскольку система в корне нездоровая, будет достаточно всего лишь потери доверия для обвала покупательной способности денег, основной валюты или мировых рынков акций и/или долговых обязательств. Сегодня «надежность» по-прежнему означает покупку американских казначейских облигаций, но это может не соответствовать действительности в некой непредсказуемой, но резкой будущей точке разворота в рыночной психологии. Мы полагаем, что доверие инвесторов сегодня необоснованно. Лидеры Развитых стран подорвали фундамент, который в нормальной ситуации оправдал бы доверие к их руководству, рынкам и валютам, так что доверие может быть потеряно в любой момент. Оправданная потеря доверия к нездоровой системе могла бы причинить намного больший ущерб и стать, на какой-то период времени и цен, непреодолимой. Именно к этому политики рискуют привести своими неудачными мерами, невниманием к рискам, вызванным изобретениями современной финансовой системы, а также пренебрежением к бюджетным реалиям. Поскольку эта комбинация относительно нова, прежде всего, учитывая громадный объем задолженности и долговых обязательств Развитых стран, а также сложность и чрезвычайно высокий уровень закредитованности финансовой системы (особенно если говорить об объеме портфеля производных инструментов), невозможно точно предсказать, как это закончится. Мы полагаем, что плохо.

В сущности, можно сказать, что мировая финансовая система сегодня менее надежна, чем в 2008 году. Несомненная кредитоспособность правительств стран Развитого мира покончила с самой напряженной фазой кризиса 2008 года, потому что финансовая система, в конечном счете, была взята под поручительство правительств. Движущей силой следующего кризиса может стать отсутствие уверенности в одном или более из тех главных правительств или в Китае. Одного подобного сбоя достаточно, чтобы вызвать серьезный стресс на рынках - ведь либо валюты, либо долговые рынки могут внезапно рухнуть. Также потенциально важное влияние может оказать один из главных уроков 2008 года: мудрость в том, чтобы начать немедленное перемещение активов и продажу требований и ценных бумаг, если ситуация выглядит так, что дебитор или контрагент находится в беде. Эта аксиома может послужить последней соломинкой для следующего финансового кризиса, начало которого вызовет мгновенное бегство к выходу.
Тем, кто считает вышеописанный сценарий преувеличением, следует задать себе следующий вопрос: почему после десятилетий развития всех отраслей человеческого знания и предполагаемых инноваций в мировой финансовой системе кризис 2008 года стал худшим финансовым кризисом со времен Великой Депрессии? Ответ заключается в том, что система была неразумна, в основном из-за излишних уровней финансового плеча и сложности финансовых инструментов. Более чем за 80 лет с момента краха 1929 года и последующей депрессии, очевидно, происходило много геополитических и финансовых событий, однако ни одно из них не вызывало финансового коллапса до 2008 года. Конечно, мы понимаем, что совокупность государственных и частных ошибок и заблуждений привели к финансовому кризису, но именно неограниченное использование левереджа стало причиной превращения этого эпизода в системный крах.

Мы не думаем, что высокопоставленные лица вынесли какие-либо уроки из финансового кризиса, но этот факт может быть реально продемонстрирован только с течением времени. На наш взгляд, экстремизм в кредитно-денежной политике стал способом затушевать отсутствие фундаментальных реформ, которые позволили бы экономикам Развитых стран расти быстрее и более стабильно с финансовыми организациями, достаточно крепкими и сильными, чтобы пережить последующие периоды экономического и финансового стресса. Мы полагаем, что мировые финансовые организации по-прежнему преимущественно зависят от правительств, но правительства Развитых стран – сами безнадежные банкроты. Несостоятельность может и не проявиться на рынке завтра или даже в следующем году, но у нас есть очевидные и убедительные, а не гипотетические или выдуманные данные. Рынки концентрируются на чем-то, когда они этого хотят, а не когда кажется «прорицателям».


http://www.elliottmgmt.com
Tags: интересно, мнение, по ходу дела, прогнозы, рынки, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments