Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Есть мнение, что "бабахнет" в 2018-м. Максимум - в начале 2019-го.

Мало кто сомневается, что мир находится в активной фазе развития кредитного цикла, причем некоторые экономики реагируют на это больше других. Китай подстегивает всемирное кредитование своей политикой инфраструктурных расходов и экономического прогресса. Его спрос на капитальные блага и сырье по-разному влияет на разные страны, но, так или иначе, он является стимулятором кредитного спроса у своих торговых партнеров.
Америка в этой «вечеринке» не участвует, отсиживаясь в угрюмом настроении. Она обеспокоена своим дефицитом в торговле с Китаем и грозит ему карой в виде повышения тарифов.
Кредит пока ещё подстегивает стоимость финансовых активов, а также потребление и финансирование правительственного дефицита. Но инвестирование в производство занимает скромное положение, что говорит о том, что экономический прогресс, в противоположность росту ВВП, стагнирует. И все, что нужно для расстройства монетарного планирования Федеральной резервной системы – существенное превышение темпов роста потребительских цен над целевым уровнем в 2%. Хотя американская экономика – это преимущественно внутренний процесс, но на каком-то этапе, если доллар будет и дальше ослабевать, ценовая инфляция вырастет, несмотря на существующую национальную стагнацию.


Рынки должны дать нам более понятные сигналы. Первый рынок, где происходит перелом – это облигации. Рынки акций могут продемонстрировать некоторую задержку (временной лаг) относительно падения цен на облигации, прежде чем чистый отток средств из финансовых активов наберет обороты. Такова нынешняя ситуация в большинстве финансовых рынков. Так что стоит ожидать даже некоторого улучшения торговых перспектив в нефинансовой сфере, побуждающих неопытных инвесторов продолжать покупать акции, прежде чем они почуют неладное и потеряют «бычий» импульс. Так что, сначала облигации, затем и акции…
Цены на недвижимость должны пока продолжать расти, поддерживаемые комбинацией подпитываемой кредитом экономической экспансии, роста заработных плат, улучшающего платежеспособность, и заниженных процентных ставок. В текущем цикле спрос на розничное пространство был подавлен онлайн-шоппингом, но спрос на офисное пространство, в частности за пределами США, по-прежнему высок. Взрывной рост строительства в азиатских городах тому подтверждение. Китайские программы строительства недвижимости обильны, но целенаправленно управляемы государством, так что это не лучший показатель подпитываемых кредитом капитальных расходов.
Как раз на таком этапе банки конкурируют за предоставление кредитов, ища не столько прибыли, сколько рыночной доли. Недвижимость обычно является главным получателем банковского кредита, и бум здесь может быть существенным.

Таким образом, возникает следующая теоретическая последовательность: апогея достигают облигации, затем акции и недвижимость. Доходность облигаций начала расти в 2012 года, и вполне вероятно, что следующего повышения будет достаточно, чтобы акции достигли своего предела. Цены на недвижимость после этого должны продолжать расти, пока центральные банки не будут вынуждены поднять процентные ставки, чтобы контролировать ценовую инфляцию. Интервал между этими событиями может существенно варьироваться, но, как история неоднократно показывала, именно все эти три события должны наступить, ибо одного или двух недостаточно. Финальный коллапс должен случится на рынке недвижимости и великий финансовый кризис 9-летней давности является классическим примером.

Договоренности G20 по сути гарантируют, что когда ударит кризис, мы все пойдем ко дну вместе, а следовательно - нам следует подумать о том, где может возникнуть следующий кризис. При этом стоит допустить, что мир не погрузится в геополитическую и финансовую войну, хотя имеющийся риск этого является существенным. Нам следует поискать крайности между текущей монетарной политикой и экономической реальностью, и эту задачу нам упрощают центральные банки, всегда слишком поздно осознающие динамику кредита и ее влияние на цены. Так что будем использовать метод исключения.
Мы можем исключить любимчика хедж-фондов – Китай - потому что там экспансия банковского кредита ассоциируется с финансированием подлинного экономического прогресса больше, чем где-либо еще. Кроме того, государство жестко контролирует банковское кредитование и потоки капитала и лишь формально поддерживает деятельность G20 по координации кредитного цикла. Можно также исключить США, потому что их фаза экспансии подавлена политикой экономического изоляционизма, конечно если доллар не обвалится к другим валютам настолько, что возникнет кризис резервной валюты.
Японская денежная политика стала тоже менее значимой для её экономики, но только если обычные сберегатели по какой-то причине вдруг не испугаются ценовой инфляции. Значительная часть японского производства теперь сосредоточена за рубежом, а внутри страны фаза экспансии кредитного цикла больше направлена на финансирование правительственного дефицита. Британская экономика – является потенциальным источником системной опасности, учитывая её сильные показатели и несоответствующую денежную политику. Но Банк Англии уже начинает пересматривать свою монетарную позицию.

Наиболее вероятным и опасным источником следующего кризиса может оказаться Еврозона. Европейский центральный банк, на фоне проблем в Греции, Италии и Испании, проводит странную монетарную политику отрицательных процентных ставок для банковских депозитов и ежемесячного вливания по 60 миллиардов евро в экономику еврозоны, нацеленную на поддержание минимально возможных затрат на консолидирование правительственного долга и платежеспособности более слабых банков. И здесь искажения рынка очень велики - доходность немецких «безрисковых» облигаций Schatz составляет минус 0,68%.
Проблемы назревают, притом, что евро в этом году выросло против доллара на 15%. Рефляционисты из ЕЦБ видят в этом дефляцию, оказывающую давление на европейских экспортеров, всегда выступавших за низкий обменный курс. Поэтому присутствует соблазн вырулить на силе валюты без изменений в монетарной политике.
Долларовые и стерлинговые процентные ставки уже начали расти. А основополагающая проблема ЕЦБ сейчас заключается в том, что он финансировал правительственные расходы, покупая государственные облигации Еврозоны, поддерживая их раздутые цены. Правительства привыкли к искусственно заниженным затратам на консолидирование долга, поэтому они конечно же недоброжелательно отнесутся к их росту. Но что ещё хуже, правила Базельского комитета дают банкам нулевой рисковый вес для государственных облигаций, а поэтому банки Еврозоны по шею увязли в переоцененных правительственных облигациях.

В отличие от американских банковских регуляторов, заставивших американские банки после последнего кредитного кризиса увеличить свой базовый капитал, ЕЦБ очень мало сделал для того, чтобы улучшить платежеспособность банков Еврозоны. Они не могут позволить себе то, что доходность правительственных облигаций существенно растет, потому что потери из-за переоценки уничтожат капитал многих банков. Доходность 2-летних облигаций всё ещё находится глубоко на отрицательной территории и экономика Еврозоны сейчас явно пребывает в фазе экспансии кредитного цикла. Поэтому здесь-то и назревает кризис.
Финансовая динамика весьма тревожна. Соответственно - с ростом торговли с Китаем в ближайшие месяцы, стоящая перед ЕЦБ проблема, только усложнится. Кроме того, доллар может ослабеть из-за комбинации американской экономической слабости и растущей международной антипатии к нему (как торговой валюте), можно прогнозировать, что евро будет и дальше укрепляться.

Несмотря на все эти проблемы, нам стоит сначала ожидать пересмотра текущей монетарной политики. ЕЦБ, с явной неохотой, перестанет покупать финансовые активы и отменит отрицательные депозитные ставки. Такие шаги навредят банкам Еврозоны, так как цены краткосрочных облигаций упадут и в монетарной политике будет доминировать идея предотвращения нового банковского кризиса.
Если системные последствия начального роста процентных ставок и доходности облигаций будут компенсироваться оказанием помощи более слабым банкам, нефинансовый бизнес частного сектора будет и дальше расти. Инфляция в Еврозоне вцелом уже достигла 1,5%, а в Германии – 1,8%. Так что целевая ставка в 2% может быть достигнута в начале следующего года, и, вероятно, поднимется спекуляция на тему дальнейшего повышения процентных ставок. Соответственно - доходность правительственных облигаций в Еврозоне должна взлететь, что гарантирует массовую неплатежеспособность банков Еврозоны.

Пока что конец отрицательных процентных ставок и программа приобретения активов должны позволить выиграть некоторое время, возможно, до середины следующего года, и до того времени цены на недвижимость должны активно расти. Компании будут рапортовать об улучшении торговли и росте доходов, а наиболее здоровые банки будут продолжать конкурировать за предоставление кредитов, урезая свои кредитные ставки. Но с ростом инфляции реальные займовые затраты могут быть ещё более отрицательными, чем сейчас. Так что несмотря на относительную силу евро, ценовая инфляция, всегда балансирующая между чрезмерным кредитом и ограниченными запасами товаров, станет доминирующей проблемой.
Всё это, в большей или меньшей степени, касается всех основных юрисдикций. Особенности могут разниться, но растущие темпы ценовой инфляции будут общими для всех. А благодаря тому, что G20 гарантирует, что мы все находимся в одной лодке, стимулированию Китаем большей части всемирной экономики и долгосрочному накоплению чрезмерного долга, динамика следующего кризиса обещает превзойти всё виденное нами до сих пор.
Таким образом, многое будет определять жесткость трансформации монетарной политики ЕЦБ для спасения системы, из опасения, что если не действовать быстро, то мы окажемся в следующем кризисе, и последующего осознания необходимости еще более резкого поднятия процентных ставок.
Соответственно, можно приблизительно определить дату этого финального акта: где-то между серединой и концом следующего года. Максимум – начало 2019 года.


Алесдер МакЛадуд (британский финансовый аналитик).



***


ИМХО
То, что следует ждать продолжения мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, не вызывает сомнения. Как, собственно, и то, что его очередная острая фаза может развиваться не так, как описывает МакЛауд.
Не стоит гадать на кофейной гуще, чтобы понять – мировые элиты будут решать возникшие проблемы, в первую очередь, за счет граждан (вне зависимости от стран и континентов). Собственно, так было всегда!
Что касается очередной острой фазы, то она вряд ли утопит «Титаник» мировой либеральной экономики, но то, что его корпус погрузится под воду заметно ниже ватерлинии – это точно. А с учетом того, что в 2018-2019 году испытания явно не закончатся, это неважное предзнаменование перед следующим штормом, который, судя по всему, не заставит себя долго ждать...
Tags: интересно, кризис, мировая экономика, мировой кризис, по ходу дела, финансовый кризис
Subscribe

  • Оттенки черного...

    Посмотрел кинуху под названием «Пятьдесят оттенков черного», производство США, 2016 год. Это пародия на фильм «Пятьдесят оттенков серого». Кино…

  • Стоит посмотреть.

    Посмотрел первый сезон сериала "Общественная мораль" (производство США, 2015 год). При всей своей неблагосклонности к сериалам, могу констатировать,…

  • Ив Сен-Лоран.

    Посмотрел фильм под названием – «Ив Сен-Лоран», год выпуска 2014, производство Франции. Картина повествует о жизни известного модельера женской…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments