Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

"Лёгким движением руки, шорты превращаются..." - (фраза из фильма "Бриллиантовая рука").

Для тех, кто печатает деньги, цена вряд ли имеет значение. Она имеет значение лишь для тех, кому, прежде чем тратить, нужно их заработать (или хотя бы продать что-то из приобретенного ранее). Таким образом, итоговым результатом печатания денег центробанками будут неумолимо, но устойчиво растущие цены. И это поначалу… пока люди не поймут игру и не станут ожидать её неизбежной развязки. Вот как экономист Людвиг описал «ажиотажный бум»:


«…наконец массы просыпаются. Они вдруг осознают, что инфляция – это намеренная политика, и что она будет продолжаться бесконечно. В это время происходит перелом. Возникает ажиотажный бум. Все спешат обменять свои деньги на «реальные» товары, вне зависимости - нужны они им или нет. И неважно, сколько денег придется за них заплатить. За очень короткое время, буквально в считанные недели или даже дни, то, что раньше считалось деньгами, перестает признаваться в качестве средства обмена. Оно становится макулатурой, за которую никто не хочет ничего отдавать».

ФРС обменивает доллары на облигации (казначейские и ипотечные). Отсюда возникает два вопроса. Во-первых, какова природа доллара и облигаций? Во-вторых, что такой обмен значит для ФРС?
Сегодня существует много путаницы из-за того, что мы называем доллар «деньгами». При классическом золотом стандарте бумажный доллар являлся бы обеспеченным. То есть - любой мог принести долларовые купюры в банк и обменять их на золотые монеты. Купюра, или банкнота, – это кредитный инструмент. Бумага лишь подтверждает обязательство выплатить по запросу настоящие деньги. И эти деньги – золото.
И теперь, когда доллар не является подлежащим обмену на золото, существует соблазн использовать условные обозначения и говорить, что сам доллар – это деньги, определяя понятие «деньги» как всего лишь средство обмена. Но если доллар – это деньги, то в чем разница между долларом и облигациями казначейства США? И то, и другое – лишь формы кредита.
Доллар – это текущий актив, тогда как срок погашения облигации наступает в неком будущем. Много споров ведется вокруг вопроса о том, как определить и измерить денежную массу. Данные споры возникают потому, что в существующей денежной системе всё является кредитом и сложно провести четкую линию, чтобы сказать: «Этот кредит – деньги, а тот – не деньги».

Доллар – это обязательство, эмитируемое ФРС США. Она эмитирует данное обязательство для финансирования покупок кредитных активов с большими сроками. Но зачем? По сути, ФРС зарабатывает на разнице между издержками эмиссии своих обязательств и доходностью своих активов. Так делает любой банк.
Вопрос печатания напоминает головоломку-парадокс. Семь человек идут обедать в ресторан, и им приносят счет на 300 долларов. Первый человек кладет 5 десяток, второй кладет 3 двадцатки и берет десятку и т.д. После того как последний человек кладет на стол свои доллары, наличных каким-то образом оказывается слишком мало. Куда делись деньги? Ключ к пониманию этого парадокса заключается в том, что всегда присутствует некая ловкость рук.
То же касается и ключевого вопроса спора о частичном обеспечении: банк получает 1000 долларов и выдает кредит на 2000 долларов. Откуда он взял деньги? ФРС покупает облигации на триллион долларов… но откуда она взяла деньги?

Здесь важно понять природу доллара. Он не является положительной ценностью, чем-то реальным, как кусок драгоценного металла. Доллар – это лишь долговые отношения двух сторон, когда одна сторона должна другой.
Когда ФРС эмитирует доллар, это обязательство перед получателем. ФРС берет у получателя в долг. По сути дела, когда ФРС США покупает у кого-то казначейские облигации за свежевыпущенные доллары, то эта сторона обменивает один кредит на другой. Она обменивает одного должника (американское правительство) на другого (ФРС). Она обменивает долгосрочный актив на текущий актив. Она обменивает доходность на ликвидность.
У долгосрочных активов есть риск срока. То есть, цена меняется в обратной зависимости от процентной ставки. Чем короче срок, тем меньше риск, и у доллара самый короткий срок и нулевой риск срока.
ФРС расширяет свой балансовый отчет. То есть, у нее появляется новый пассив и новый актив. Но у нее нет «денег на расходы». Она не получает никакой выручки в транзакции с покупкой облигаций.
Продавец облигаций тоже не получает свободных денег. Он обменивает одну кредитную бумагу на другую. Вероятно, он получит небольшую выручку, так как ФРС обычно платит цену предложения, которая, скорее всего, выше того, что сам продавец заплатил за облигации.
Мы можем посмотреть на итоговый результат и сказать, что он заключается в печатании и увеличении количества денег. Но это не практично ни в качестве описания того, что произошло, ни в качестве предсказания того, что будет дальше.
Именно поэтому мы говорим, что итоговый результат заключается в том, что ФРС расширяет свой балансовый отчет, ФРС берет на себя больший риск срока, ФРС понижает процентные ставки, а продавец отказывается от имевшейся у него доходности. Скорее всего, следующий шаг продавца облигаций будет – покупка другого актива и инвестирование, а не хранение наличных.
Между ФРС и любым коммерческим банком на свободном рынке есть два различия - правительство заставляет нас рассматривать кредит ФРС как деньги. А второе отличие в том, что ФРС не является субъектом рынка, мотивированным искать возможности арбитража, чтобы получить прибыль. ФРС – неэкономический субъект, навязывающий денежную политику для достижения политических целей (на основе несуразных экономических теорий).

Коммерческий банк не может покупать облигации в неограниченном количестве, ибо стоимость его кредита будет расти, тогда как доходность, которую он может получить с облигаций, падает. Сокращение этой разницы как раз и является сигналом для остановки.
Когда банк эмитирует кредитные бумаги для покупки актива, продавец выражает предпочтение в пользу ликвидности и отсутствия риска срока текущего актива. А банк выражает предпочтение в пользу активов с доходностью. Продавец отказывается от доходности, а банк частично отказывается от способности финансировать расширение балансового отчета (т. е. берет на себя некоторый риск ликвидности).
Подобный подход кажется нелогичным, но крайне важно понять суть: банк берет взаймы у продавца облигаций. Он берет взаймы и покупает (берет взаймы, одновременно покупая). Берет взаймы, чтобы купить.

Вышеприведенное описание не стоит воспринимать как некую защиту ФРС или банковской практики расстыковки сроков. Если мы хотим быть денежными патологоанатомами, нам следует начать с правильных наблюдений. Мы должны взглянуть через микроскоп на срез больной ткани и сказать: «Нет, это не рак. И хотя эта опухоль другого рода, она может убить вас несколько иначе».

Мы живем в абсурдной денежной системе. Она разработана так, чтобы можно было жертвовать сберегателями – не осознающими, что они являются кредиторами должников. Сберегатели не могут спастись из кредитного загона, даже когда сохраняют то, что, по их мнению, является деньгами. По сути они лишены прав. Они могут скрежетать зубами, когда процентные ставки опускаются к нулю и ниже, но их протесты не имеют значения. А тем временем должники опять могут взять в долг, чтобы вовремя выплатить кредит.
Кредит должен быть погашаемым. И есть всего один товар, действующий для погашения лучше других. И мало какие другие активы приближаются к тому, чтобы быть столь же эффективными. Например, можно предположить, что это - нефть! Недельная зарплата среднего американца составляет примерно 850 галлонов (1 галлон = 3,78 литра) нефти. Но мне хочется спросить - вам вылить её на на лужайку, или же у вас есть цистерна?
Именно поэтому нам нужен золотой стандарт и суть заключается в том, чтобы доход с золота, выплачивался золотом. Ну а доход с бумаги, выплачиваемый бумагой, определенно, больше не работает.


Кит Вернер (трейдер и аналитик, сторонник Новой австрийской школы экономики).


***

ИМХО
Несмотря на то, что специалисты это всё уже давно понимают, казино под названием - "доллар" - продолжает свою работу ))).
Разумеется, хозяева мира осознают, что такое положение дел не может продолжаться вечно и ищут возможные выходы из постепенно усугубляющейся ситуации. В том числе и в технологии Блокчейн...
Вряд ли основные мировые центробанки стали бы терпеть конкурента-частника, который нарушал бы их монополию на выпуск денежных знаков, если бы они сами незримо не участвовали во всём этом надувательстве по замене необеспеченных бумажных денег на ещё более необеспеченные записи в памяти компьютеров, которые тоже пытаются назвать "деньгами" ))))).
Tags: деньги, доллар США, интересно, мнение, по ходу дела
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments