Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Categories:

Разоблачение фокусников ...

ФРС – эмитент американской и мировой резервной валюты, которую повсеместно называют «деньгами». Видя, что эта бумага обладает стоимостью на рынке, сторонники ФРС (да и критики тоже) наделяют её почти мистической силой: она обладает стоимостью, потому что так говорит правительство США. Следовательно, она всегда будет иметь стоимость (при этом, падающую обратно пропорционально росту её количества).
Сторонники ФРС говорят, что доллар не может рухнуть. Следовательно, нет необходимости сравнивать активы ФРС с её пассивами или процентные доходы с процентными расходами. Да и вообще… проводить какой-либо анализ. Поэтому, тут нет ничего интересного, так что - «проходите и не задерживайтесь».

Отсюда происходит следующая идея: то, что ФРС печатает – это и есть деньги. И «денежность» этих денег является внешней по происхождению, то есть - не связанной с активами ФРС. А значит, её следует принимать как данность, или как силу тяжести.
Следовательно, в такой парадигме ФРС в принципе не может стать неплатежеспособной. Поэтому пассивы ФРС не имеют значения. И, якобы, они вовсе не пассивы, а всего лишь бухгалтерские записи.


В вышесказанном многое требует разъяснений. И для этого необходимо задать один вопрос - имеет ли долг значение?
Для бухгалтера пассивы – это всего лишь числа в реестре. А для многих академических экономистов пассивы центрального банка – это базовые деньги. Подобно бухгалтерам, они лишь фокусируются на статистике того, сколько единиц было создано и с какой скоростью. Для них долг Казначейства США лишь некая абстракция, никак не связанная с реальностью.

В такой ситуации бухгалтера как-то можно оправдать. В его обязанности не входит думать о монетарной науке. Однако академический экономист должен быть разборчивее. И если он считает, что долг ФРС лишь отдаленно связан с её активами, то это говорит о том, что его теория весьма отдаленно связана с реальностью. В этой связи стоит пролить свет на вопиющий изъян современной монетарной экономики, т.к. экономисты должны были бы задаться вопросом, почему кто-либо добровольно отдает свой капитал правительству (в противоположность налогообложению). Иными словами – почему люди покупают правительственные облигации не просто добровольно, но даже с энтузиазмом.
Они вкладывают свой кровно заработанный капитал, потому что ожидают, что им его вернут. Другими словами, они верят, что это настоящий долг. Иначе они добровольно не платили бы за якобы бесплатные щедрости правительства. Они бы не отдавали свои деньги, кроме как на налоги, оплачиваемые по принуждению.

Пассивы правительства – это активы всех остальных: физических лиц, пенсионных и страховых фондов, коммерческих банков и ФРС. Все эти стороны кредитуют правительство, хотя часто не понимают этого.
Так что, стоимость активов и пассивов ФРС имеет значение. Активы ФРС – это пассивы Казначейства США, долг правительства (и в какой-то степени других субъектов). Пассивы ФРС – это валюта в обращении и банковские резервы. Стоимость активов и пассивов коммерческих банков также имеет значение. Их активы – это пассивы Казначейства и ФРС (плюс корпораций, всевозможных бизнесов и потребителей-заемщиков). Их пассивы – это то, что большинство людей использует как деньги: банковские депозиты.

Другой способ увидеть стоимость актива – посмотреть на создаваемый им денежный поток. Можно, например, взять взаймы на покупку облигаций. Физические лица, возможно, делают это не так часто (хотя, пожалуй, они делают это всё больше в эпоху сверхнизких ставок), но банки – да. И ФРС тоже это делает.
Большая часть активов ФРС состоит из правительственных облигаций. ФРС берет взаймы для финансирования этого портфеля облигаций. Она берет взаймы у людей, выпуская валюту. И пока процентные ставки находятся выше нуля, выпуск валюты выгоден ФРС, потому что она не платит процентов по долларовым банкнотам в вашем кармане. А вот когда процентные ставки опустятся ниже нуля, возникнет кризис.

В обращении находится около 2 триллионов бумажных долларов. И поскольку у ФРС активов больше чем на 8 триллионов долларов, её валютная эмиссия финансирует только четверть этой суммы. Большая часть финансируется за счет займов у финансовых институтов.
Большинство людей не держат большую часть своих сбережений в бумажных долларовых банкнотах. Они кладут их в банк. Банк использует эти депозиты для покупки различных активов, включая правительственные облигации. Но часть он держит в качестве резервов в ФРС. Так что люди финансируют покупку ФРС правительственных облигаций не только тогда, когда держат у себя бумажные долларовые банкноты. Они также финансируют её, когда кладут доллары в банк.

ФРС сейчас платит банкам 0,15% в год по резервам, которые они держат у неё. Такой процент больше, чем ФРС зарабатывает со своих краткосрочных векселей сроком до года. 2-летние облигации Казначейства приносят 0,25%, так что ФРС может получить с них пусть и небольшую, но прибыль. А для облигаций с большим сроком обращения прибыль ещё больше – 30-летние облигации приносят 1,93%.
Но нет гарантии, что ФРС всегда сможет платить по своим пассивам меньшую процентную ставку, чем она зарабатывает со своих активов. Если её процентные расходы будут превышать процентные доходы, ФРС столкнётся с большими неприятностями…

Предположим, что в какой-то момент ФРС начнёт зарабатывать со своего портфеля, который к тому времени вырастет до 10 триллионов долларов, средневзвешенные 0,5%. Но для финансирования этого она будет платить 0,75%. Таким образом, она начнёт терять 0,25%. Для портфеля в 10 триллионов долларов это означает ежегодные убытки в 25 миллиардов долларов.

До 2021 года ФРС брала взаймы, чтобы финансировать облигации, приносящие больше, чем она платила по займам (и, скорее всего, так будет продолжаться в ближайшие годы).
В описанном нами сценарии ФРС будет брать взаймы не для финансирования хороших активов, а для покрытия своего отрицательного денежного потока. То есть, она добавит 25 миллиардов к своему долгу, но при этом не добавит каких-либо активов или доходов. Проценты по этим 25 миллиардам, при ставке 0,75%, составят около 200 миллионов долларов. И в следующем году, если ничего не изменится, ФРС придется добавить уже 25,2 миллиарда долларов.

Такой рост станет экспоненциальным и в результате выльется в гиперинфляцию. Таким образом, мы видим, что стоимость денежных потоков с пассивов ФРС очень тесно связана со стоимостью денежных потоков с её активов и поступления должны превышать расходы.
Но здесь мы подходим к одному озадачивающему вопросу. Почему высокообразованные экономисты этого не видят? Казалось бы, здесь всё не так сложно, однако некоторые вроде бы умные люди этого не понимают.
Всё потому, что президент США Рузвельт в 1933 году сделал пассивы ФРС и банков непогашаемыми. До его Указа, каждая банкнота и каждый банковский депозит возникали только тогда, когда кто-то приносил в банк золото. Бумага, выпускаемая банком, была доказательством депозита, и в ней указывались условия, при которых можно требовать возврат своего золота. И требование возврата вашего золота было не тем же самым, что обменять бумажную банкноту на золото у третьей стороны. Банк был обязан, под угрозой банкротства, погашать бумагу золотом по условиям контракта (например, таким образом по требованию погашались банкноты).
Погашение сокращало кредит и это происходило не по усмотрению банков, а по усмотрению держателей банкнот. Если им не нравилась процентная ставка или риски, они могли потребовать вернуть им золото. Поэтому банки предлагали удобство и другие услуги, которые в стабильные времена люди предпочитали больше, чем золотые монеты, хранящиеся у них на руках. Но в нестабильные времена они погашали банкноты в банках золотом и считали это для себя повышением надёжности.

После краха 1929 года США переживали нестабильные времена. И это было несколько лет мучений и политики, ещё больше усугублявшей их жизнь (например, введённые пошлины Смута – Хоули). И тогда был избран Рузвельт. Он хотел снизить процентные ставки и положить конец набегам граждан на банки. Он добился и того и другого, объявив положения о погашении золотом недействительными и запретив гражданам владеть золотом.
И хотя золото было вновь легализовано в 1975 году, последствия указа Рузвельта ощущаются до сих пор. А самые консервативные сберегатели были вынуждены покупать правительственные облигации. Вскоре эти облигации стали определяться как «безрисковые».
А пассивы ФРС стали определять как «деньги». Они действительно являются средством обмена, но не окончательных платежей и не погашением долга. Закон просто сделал невозможным совершать или требовать окончательный расчёт. Так что, если вы сегодня придете в банк, представите двадцатидолларовую купюру и потребуете её погасить золотом, на вас будут смотреть так, будто у вас выросли рога. А до 1933 года любой банковский кассир знал точно, чего от него хотят и взяв банкноту (по сути - долговую расписку), выплатил бы вам деньги – золотую монету весом чуть меньше унции.

Сегодня, конечно, вы можете отнести ворох двадцатидолларовых купюр третьей стороне, специализирующейся на продуктах из драгметаллов и сказать, что хотите «купить» одноунцовую золотую монету, обменяв на неё свои доллары. Но покупка золота у третьей стороны – это не погашение кредита, а всего лишь обмен. Одна сторона отдает свои доллары и получает взамен золото, а другая отдает свое золото и получает взамен доллары. При этом, такая транзакция никак не влияет на кредитно-денежную систему.

Указ Рузвельта имел три следствия. Во-первых, обязательства ФРС и банков перестали быть погашаемыми. Во-вторых, сберегатель был лишен прав, так как его предпочтения перестали влиять на кредитно-денежную систему. И в-третьих, если раньше все дороги вели к золоту, то теперь они стали вести к облигациям Казначейства США.
В этой связи, правительству и банковской системе больше не нужно было думать над тем, могут ли они погасить свои долги по требованию кредиторов. Непогашаемая бумага, используемая для платежей, обеспечена теми самыми долгами, которые кредиторы хотели бы вернуть! Другими словами, кредитно-денежная система стала замкнутой и ссылающейся на саму себя. И это совсем не улучшение, а существенное неблагоприятное изменение.

Кредитные билеты никак не могли стать настоящими деньгами. И выдавать их за таковые можно, только полагаясь на туманное понимание экономистов и непонимание большинства людей.
Если определять деньги как средство обмена, этого может быть достаточным, чтобы объяснить их суть ребенку. Но этого далеко не достаточно для понимания кредитно-денежной системы, что бы там ни заявляли сторонники свободных рынков.



Кит Винер (трейдер и аналитик, сторонник Новой австрийской школы экономики).


***

ИМХО
Как бы хитро ни была устроена нынешняя мировая финансовая система, базирующаяся на долларе США, у каждого жульничества есть свой срок годности. И эта годность явно проходит…
Tags: деньги, доллар США, золото, мнение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments