Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Мир ближайшего бущего, глазами Джорджа Фридмана.

Очередной «Футуристический дизайн мира» ближайшего будущего и влиятельные силы, которые могут появиться в мировой политике и геополитике, представляет Джордж Фридман, статью которого недавно опубликовало британское издание «New Statesman». На первый взгляд (да и на второй тоже) его умозаключения мне не кажутся, мягко говоря, бесспорными. Однако… считаю необходимым ознакомить вас с ними. Ибо, наша жизнь на планете Земля делается всё менее предсказуемой и всевозможные сценарии развития ситуации надо учитывать, какими бы странными они нам не казались на первый взгляд.
В общем… изучаем материал, делаем для себя выводы о реальности (нереальности) подобного развития сюжета в глобальной геополитике.

Подкатом размещен фрагмент статьи Дж. Фридмана, о которой я как раз и вёл речь выше ))).




*** ***

Концепция упадка Америки звучит всё чаще, но чтобы Америка пришла в упадок, какая-та другая сила должна превзойти её. А таких кандидатов пока нет.

Рассмотрим Китай, который так часто упоминается в качестве соперника США. Китай-Хань окружён четырьмя буферными государствами (так в тексте – прим. пер.): Маньчжурией (так в тексте – прим. пер.), Монголией, Синьцзян и Тибетом. Без этих буферов границы Китая продвинутся вглубь, и страна станет уязвимой. При наличии таких четырёх буферов Китай в безопасности, но он подобен острову, окружённому землёй, ограниченному горами – Гималаями, а также степями Центральной Азии и пустошами Сибири. Китай блокирован на всех направлениях, за исключением моря.
Большая часть населения Китая проживает не далее, чем в тысяче миль от побережья Тихого океана. За пределами этой зоны запасов воды не хватит для поддержания большой популяции. Промышленность в основном развивается в пределах зоны, ограниченной ста милями от побережья. Рассмотрим следующие цифры, приведённые в официальных статистических документах китайцев. Около 65 миллионов китайцев имеют хозяйства с готовым доходом более 20 000 долл. США. Около 165 миллионов имеют доход между 2 000 и 20 000 долларов США. Большинство из них живёт в районе 100 миль от побережья. Около 400 млн. китайцев имеют годовой доход между 1 000 и 2 000 долларов США, в то время как около 670 млн. имеют годовой доход меньше 1 000 долларов США. Китай – это страна чрезвычайной бедности. Мао задумал Великий поход (Великий поход — легендарный поход армии китайских коммунистов – прим. пер.), чтобы поднять армию отчаявшейся бедноты и исправить такой чудовищный дисбаланс. Но дисбаланс снова имеет место, он является вулканом под нынешним режимом.

Чтобы сравниться с США в размерах ВВП Китаю пришлось бы увеличить размер своей экономики втрое, а США могли бы оставаться бы на прежнем уровне. В военном отношении Китай – импотент. Его армия – это внутренняя служба безопасности, боеспособность которой ограничена естественными барьерами. Китайский флот существует, в основном, на бумаге и не может представлять серьёзную угрозу США. Поверхностные притязания Китая геополитически обойти США не имеют ничего общего с фундаментальной, всепоглощающей реальностью. Предположим, Китай смог бы преодолеть свои проблемы, но ему понадобилось бы на это практически целое столетие.
Европа, если она когда-либо сможет сплотиться в единую экономическую и военную силу, конечно же, смогла бы бросить вызов США. Однако, как мы уже видели во время недавнего финансового кризиса, национализм продолжает разъединять континент, хотя явление это истощается, и, таким образом, становится менее "заразным". Идея о превращении Европы в многонациональное государство с реально интегрированной экономической системой принятия решений, с единой военной силой под совместным командованием, является такой же отдалённой мечтой, как и стремление Китая стать сверхдержавой.

Это не видение мира с точки зрения американоцентричности. Этот мир американоцентричен. Соединённые Штаты управляют экономическими ресурсами Северной Америки, контролируют мировые океаны и космос, применяют силу, где пожелают – разумно или нет. Соединённые Штаты являются для мира тем, чем Британия была для Европы. Обе нации зависят от контроля над морскими пространствами для защиты своих интересов. Обе нации поняли, что наилучшим способом достижения этого контроля является поддержание такого баланса сил, в котором потенциальные противники растрачивают свои ресурсы в борьбе друг с другом на суше, а не строят флот, который мог бы послужить вызовом контролю США над морскими пространствами.
Соединённые Штаты действуют в таком ключе повсеместно. Их постоянной и основной целью является предотвращение появления одиночной силы, которая могла бы господствовать в Евразии и на Европейском полуострове. Благодаря распаду Советского Союза, ограниченным возможностям Китая и отсутствию единства в Европе, в настоящий момент такой угрозы не существует. Таким образом, Соединённые Штаты перешли к второстепенной цели – блокированию появления любого регионального лидера, который мог бы, в долгосрочной перспективе, развиться во что-то более опасное. США делают всё возможное, чтобы помешать возрождению российского национального влияния, одновременно налаживая отношения с такими приграничными странами, как Польша и Турция. США поддерживают беспорядки в приграничных регионах Китая, используя идеологию прав человека как оправдание этому. США развязывают войны, участвуя в них как напрямую, так и косвенно, на первый взгляд наугад – от Сомали до Сербии, от Ирака до Афганистана.

Многие из этих войн кажутся неудачными. Однако успех измеряется не только усмирением страны, но также и её дестабилизацией. Если евразийское пространство дестабилизировано, если существуют постоянные волнения и разобщённость от Атлантики до Тихого океана – США достигают своих целей. Ирак является тому примером. Вторжение США спровоцировало гражданскую войну. То, что, на первый взгляд, может показаться поражением, явилось, на самом деле, удовлетворительным результатом. С субъективной точки зрения, может показаться, что Джордж Буш–младший и его критики не подозревали об этом. Но с точки зрения геополитики, требования времени создают идеологии (демократия в Ираке) и заблуждения (оружие массового уничтожения). Однако всё это – круги на воде. Необходимо рассматривать мотивы с точки зрения геополитики, а не риторики – вот что нужно осознать, чтобы понять, что происходит.
Таким образом, вопрос состоит том, как такие геополитические и стратегические реалии будут формировать остаток этого столетия. Евразия, в широком понимании, опустошена. Китай – намного слабее, чем кажется, ему угрожает внешняя нестабильность. Европейцы разделены древними национальными особенностями, которые не дают им действовать единым фронтом. Россия использует окно возможностей, предоставленное США, занятыми процессом дестабилизации исламского мира, для возрождения сферы влияния на постсоветском пространстве. Но через поколение глубинная слабость этой страны снова заявит о себе.

Появятся новые державы. В XIX веке Германия, Италия и Япония заявили о себе как великие державы, а в 20 веке такие сверхдержавы как Британия и Франция деградировали на второстепенные роли. Каждый век формируется новое "созвездие держав", о котором в начале столетия наблюдатели и помыслить не могли. Так давайте же поразмышляем о немыслимом.
Соединённые Штаты проводят неосмотрительную внешнюю политику. Относительная мощь США такова, что их предел погрешности далеко опережает их врагов. США также имеет разрушительный вектор, основанный на геополитических интересах. Это превратит планету в неприветливое место, особенно для зарождающихся держав.

Существует и ещё одна грань внешней политики США – использование в качестве марионеток подконтрольных региональных государств, получающих значительные выгоды в обмен на готовность противостоять сильной державе – оппоненту США. Такие выгоды могут включать в себя целый спектр - от стратегических гарантий и поддержки в конфликтах с небольшими соседними государствами, до режимов наибольшего благоприятствования в торговле и обмене технологиями. Восстановление Западной Германии и Японии во времена "холодной войны" является классическим примером этому. Три нации, уже являющиеся ключевыми или зарождающимися региональными державами, которые США будут использовать для подавления России, в течение следующего десятилетия – Япония, Турция и Польша.
Япония уже является колоссальной силой. Япония – вторая по величине экономика мира с гораздо более стабильным распределением доходов и социальной структурой, чем Китай. Она обладает самым большим флотом в Восточной Азии – как раз такой хотел бы иметь Китай – и армией, превышающей численностью британскую (после второй мировой войны японские "армия" и "флот" официально являются не агрессивными "силами самозащиты"). Япония не была динамичной ни в военном, ни в экономическом плане, но динамизм приходит и уходит. Именно платформа национальной мощи по отношению к другим странам имеет значение в долгосрочном плане.
Турция в настоящее время является 17-ой по величине, а также самой большой исламской экономикой в мире. В военном плане – это наиболее боеспособная страна в регионе, и, возможно, самая сильная в Европе, за исключением британских вооружённых сил. Влияние Турции уже чувствуется на Кавказе, Балканах, в Центральной Азии и в арабском мире. На протяжении веков мусульманский мир объединялся под властью именно этой страны. Последнее столетие явилось отклонением от этой нормы. Если Россия ослабеет, Турция станет доминирующей силой в регионе, включая Восточное Средиземноморье. Турция является признанной морской державой. Она также исторически всегда прагматично проводила свою внешнюю политику.

Польша имеет 18-ю по величине экономику в мире, самую большую среди бывших стран-сателлитов Советского Союза, и 8-ю по величине в Европе. Это важнейший стратегический ресурс для Соединённых Штатов. В появляющемся соперничестве между США и Россией Польша представляет разделительную черту между Европой и Россией, а также является географической базой для защиты стран Балтии. С учётом стратегической необходимости США блокировать лидеров в Евразии, а также трений между Европой и Соединёнными Штатами, американо-польские отношения приобретают первостепенную важность. В 2008 г. США подписали с Польшей соглашение о размещении ракет в Балтийском море в рамках американской программы по размещению противоракетного зонтика в Европе с целью защиты от государств "оси зла". Основная цель размещения ПРО не противодействие Ирану, а закрепление за Польшей статуса партнёра США – как с американской, так и российской точек зрения.
Чтобы понять, насколько важно для страны являться стратегическим партнёрам сверхдержавы, рассмотрим пример Южной Кореи. Любое предположение в 1950 г., что она сможет превратиться в весомую индустриальную державу к концу столетия, было бы встречено с недоверием. Хотя это именно то, чем стала Корея. Подобно Израилю Южная Корея сформировала стратегическое партнёрство с США, которое и дало толчок к трансформации. И Южная Корея, и Израиль были намного слабее в 1950 г., чем Польша сейчас.
Россия не может бесконечно справляться со своими экономическими и демографическими проблемами. Китаю же нужно признать свои внутренние социальные проблемы. Таким образом, Евразия предстаёт нестабильной и раздроблённой. На её окраинах находятся три державы – Япония на Востоке, Турция на Юге и Польша на Западе. США будут поддерживать каждое из этих государств, пока Россия ещё сильна. Однако к середине столетия стратегия США создавать союзников и превращать в союзников бывших врагов будет введена в действие, не потому что это каприз, а из геополитической необходимости.

Два из трёх влиятельных государств - морские державы. Пока что наиболее влиятельной является Япония, чья зависимость от ввоза практически всего сырья вынуждает страну охранять морские пути. У Турции также имеется реальный, хотя и в меньшей степени, интерес в превращении в морскую державу в восточном Средиземноморье. Поскольку влияние Турции в мусульманском мире усилится, государство будет развивать связи с Египтом, что поставит под угрозу Суэцкий Канал, и далее - Арабское Море. Польша, запертая между Россией и Германией, более двух других стран находящаяся под контролем США, станет сухопутной державой.
Согласно стратегии США любая мощная морская держава представляет угрозу. Эта стратегия направлена на решение одной проблемы – проблемы России – но создаёт новую. Странно было бы представить себе японско-турецкий союз, но японско-германский союз 1939 года был не менее странным. Обе страны будут находиться под огромным давлением сверхдержавы (США - прим. пер.) Оба государства будут заинтересованы в свержении глобального режима, навязанного США. Риск от бездействия превысит риск действия. Это причина для войны.
Война требует усовершенствования технологий. Для США космос уже предоставляет возможности развития военной индустрии страны. Связь, навигация и другие военные службы уже давно используют космические технологии. Любая мощная держава, бросившая вызов США, должна стремиться к уничтожению этих ресурсов США. Поэтому, к середине столетия Соединённые Штаты создадут систему серьёзной защиты этих систем. В случае же, если США окажутся глухими, немыми и слепыми, турецко-японская коалиция сможет вынудить их пойти на стратегические уступки.
Исход войны зависит от внезапности, которая должна сфокусироваться на разрушении американских космических сил. Если это утверждение покажется невероятным, представьте, как бы прозвучал рассказ о тысячах авианалётов времён Второй мировой войны в 1900 г. Скачок в технологическом развитии между 1900 и 1945 г.г. был намного выше, чем тот, который описывается к 2050 г. Здесь не нужно прорывов, а лишь развитие уже существующих технологий.
Трудно себе представить поражение Америки в подобной войне, а вот значительные уступки вполне возможны. Сила, которую США и их польский союзник обрушат против Японии и Турции будет огромной. Враг попытается уничтожить космическую мощь США, не имея при этом возможностей заменить её. США победит в войне, ставкой в которой будет мировое господство, а её цена будет намного меньшей, чем кровавая бойня мировых европейских войн. В космосе нет миллионов солдат в окопах. Война становится более гуманной.

Главный приз – Северная Америка. До середины XIX века было два претендента на влияние на континенте – Вашингтон и Мехико. После завоевания американцами северной Мексики в 1840-х, Вашингтон установил влияние над Северной Америкой, а Мехико управлял слабой и расколотой страной. Такое положение вещей длилось 150 лет. Но оно не останется таковым в следующем столетии. Сегодня Мексика является 13-й по величине экономикой мира. Она нестабильна по причине нарковойн. Сложно себе представить, что эти войны продлятся до конца столетия. Достаточно скоро наследники сегодняшних бандитов будут управлять музеями.
Мексика является 100-миллионной нацией с экономикой в миллиард долларов. Если посмотреть на карту приграничных территорий США и Мексики, можно проследить значительное перетекание средств, заработанных на продаже наркотиков, на юг, а люди перемещаются на север. В большинстве районов Северной Мексики, захваченной США, снова проживают мексиканцы, переезжающие на север – граждане США, законные или незаконные иммигранты. Политическая и культурная границы расплываются.
До середины столетия этот фактор не будет приниматься США во внимание. У них будут другие проблемы в других регионах, а демографическая политика США будет заключаться в привлечении мексиканских иммигрантов в северные районы. Только после войны середины века новая реальность даст о себе знать. Мексиканцы станут процветающей и сильной нацией с огромной частью населения, проживающей на американском юго-западе, на той территории, которую Мексика испокон веков считала своей.
500 лет европейского господства над международной системой не гарантировало сохранения европейского доминирования. Так же пока неизвестно, кто будет доминировать в Северной Америке. Можно себе представить сценарий, где США будут раздроблены, а Мексика обретёт влияние, или США сохранят своё превосходство на века, или же появится новый игрок из внешнего мира. Северная Америка – главный приз.

Геополитический расклад сил со временем изменится снова, и эпоха Америки закончится. Возможно, даже раньше, чем мы думаем, влияние США исчезнет. Но не теперь, не в этом веке.
Subscribe

  • Проблемы уже за углом?

    Активные разговоры о кризисе обычно начинаются тогда, когда он уже в разгаре. До этого обсуждать угрозу в инвестиционном сообществе не принято.…

  • В ожидании проблем ...

    Для большинства людей само понятие «инфляция» означает повсеместный рост цен. Экономисты утверждают, что технически более точно называть инфляцией -…

  • О "бомбе замедленного действия" ...

    Специалисты Deutsche Bank предупредили о возможном кризисе, вызванном инфляцией. Они считают, что концентрация на мерах стимулирования экономики при…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments