September 19th, 2003

Zen.

Он начал дышать через руки... Невесомый поток горячей энергии тек через ладони, проникал в локти... плечи, а затем, как с обрыва срывался вниз... через грудь к точке, которая находилась внутри тела, на три-четыре сантиметра ниже пупка. Там уже разрастался энергетический шар, порождая мление живой ткани вокруг себя. Каждый удар сердца ощущался всем телом. Казалось, что чувствуется даже трение крови о стенки сосудов. Удар... и он эхом разбегался по всему телу, мягко угасая в самых отдаленных от сердца точках организма.
Пульс 30 ударов в минуту, за это же время всего один вдох и один выдох.
Он вытолкнул часть энергии из низа живота в копчик. Она потекла... вошла в позвоночник, но затем остановилась в нем
на уровне поясницы. Потребовалось небольшое напряжение мышц живота на выдохе, что бы движение энергии возобновилось. Постепенно горячая невесомая субстанция поднялась до уровня груди, затем к шее, а потом... быстро добежав до макушки и перелившись, как через плотину, потекла вниз словно тягучая лава. По спине и груди каплями сбегал пот, который при соприкосновении с тканью кимоно впитывался, оставляя темные пятна.
В голове неожиданно всплывали мысли-образы и так же неожиданно исчезали, но мозг не цеплялся за них в попытке анализа и развития.
Постепенно исчезало ощущение тела. Мысли ушли, утонув в безбрежном океане спокойствия и незыблемости сущего, скрытого от глаз в повседневной жизни. Последним, что проскользнула в мозгу, была мантра Дзэн:
- "Если всё приходит к одному, то куда приходит это одно"?
И мгновенно возник ответ, который непосвященному не говорит ничего, а постигшему - всё. Собственно ответ этот даже не пришел, он был всегда... Просто наступило понимание того, что он был всегда.
Раньше он смотрел спектакль из зала театра, в котором занавес так и не поднялся. Из-за него слышались звуки, шаги, реплики... Постепенно, суть происходящего на сцене вроде бы даже прорисовалась. Определились положительные, отрицательные... нейтральные герои и он с интересом ждал развития сюжета. Но неожиданно занавес исчез! Его даже не подняли, а он именно исчез!
Пораженный он обнаружил, что идущий спектакль совершенно не о том, что он себе представлял. Более того, не только сцена, но и зал в котором он сидел... весь окружающий мир оказался вдруг одной монументальной постановкой, которая никогда не заканчивалась и не начиналась, существуя вне времени. Стало понятно, что он воспринимал за действие на сцене - шум улиц города за стенами театра, разговоры людей из соседнего ряда, звуки, издаваемые оркестром... да много ещё чего, что не являлось сутью истинно происходящего.
А занавеса-то не было! Никогда..! Его существование определялось только человеческим сознанием, которое не воспринимало то, что не хотело воспринимать и не верило в то, во что не хотело верить.
То, что реально лежало в основе "спектакля", можно было охарактеризовать, как невообразимую твердь спокойствия, которая состояла из неисчислимого количества фрагментов и в то же время была бесконечно монолитна. В ней заключалось начало и конец всего... Вместе с тем наступало понимание, что ему видна лишь крошечная часть того, что есть на самом деле, но уже одно только это вызывало чувство похожее на восторг. Хотя... непонятно... это было не чувство и не восторга, а нечто иное, что трудно поддается описанию. Ведь то, что может быть описано словами, не может быть истинным в полном понимании, ибо описываемое создано не нами. А мы всего лишь уподобляемся мальчику, который написав на гигантском небоскребе мелом свое имя, считает, что этого достаточно, что бы и сам небоскреб расценивать, как свое великое творение. И еще... Разве галактика или конкретная звезда изменят свою суть, если бы мы называли их соответственно гора и вода? Конечно же нет! Поэтому, что бы мы не говорили и как бы мы не называли ведомое и неведомое нам - обозначается только видимая часть явления, а не его суть.
Некоторые вещи могут быть понятны в сравнении. А что делать, если воспринятое безвременье сравнивать принципиально не с чем? Как объяснить слепому от рождения, чем красный цвет отличается от зеленого? Н-н-да...

Пробуждение происходит быстро, но мягко. Ощущение рассеянной энергии во всем теле... спокойствие и ясность. Кажется, что прошло всего десять минут с начала медитации, но потом оказывается, что почти три часа.
Он медленно встает, подходит к окну, за которым царит обычная городская суета, задумчиво смотрит вниз...
Теперь декорации спектакля длинною в вечность его уже не обманут.