September 2nd, 2011

Германию терзают смутные сомнения...



Опубликованный Еврокомиссией индикатор доверия экономике в августе упал со 103 пунктов до 98,3 пунктов. На этом фоне уже не кажется невероятным открытое обсуждение довольно влиятельными политиками стран-доноров, в частности, Германии, Финляндии, Австрии и Голландии (что интересно, Франция не упоминается) необходимости их выхода из еврозоны и создания нового валютного союза.
Примечательно, что сейчас возмутителем спокойствия стал бывший гендиректор Конфедерации немецких промышленников Ханс Олаф Хенкель. Он говорит о том, что если союз 17 государств был не в силах освободится от одной страны-балласта (видимо имея ввиду Грецию), то надо четырём вышеперечисленным выходить из этого не эластичного объединения. Созданный на базе Deutsche Bundesbank новый Центробанк нового союза запустит новую валюту, которая сразу обесценит существующий евро, что резко повысит конкурентоспособность оставшихся в старом союзе государств, то есть произойдёт так нужная для европейской периферии девальвация.
Попытки спасения периферийных стран уже начинает раздражать и выматывать страны-доноры, приводя к политическим проблемам в той же Германии, где Канцлер теряет поддержку даже правящей коалиции, что в конечном итоге ударит по германской экономике.
Уже сейчас страны-кредиторы должны признать, что средства, выделенные ими и ЕЦБ утрачены безвозвратно и хотя это больно, но действовать надо быстрее и решительнее.
Нет сомнений, что реализация такого предложения приведёт к коллапсу банковской системы европейской периферии. Но то, что происходит сейчас ещё хуже, так как разрушение идёт не только на экономическом плацдарме ЕС, а начинает рушиться и сама политическая парадигма единой Европы.


***

ИМХО
Как я уже ни один раз писал на своей странице – странам-кредиторам в конце концов надоест кормить нерадивых соседей по ЕС. И то брожение умов, которое началось в Германии (это в первую очередь), говорит о том, что у немцев совершенно нет желания продолжать оставаться «дойной коровой Европы». В это время Штаты настоятельно советуют европейцам (в основном Германии), наращивать траты для спасения периферийных стран и идти в русле американской финансовой политики. Однако немцы не самоубийцы и слушать «вашингтонских оракулов» особо не хотят. Они оговаривают дальнейшее предоставление финансовой помощи условиями, при которых все страны ЕС обязаны перейти к жесткой экономии и жить по средствам. Кроме того – Германия явно стремится к концентрации политической власти в Европе, что можно считать правильным, ибо с евро-разгильдяями иначе нельзя.

Штаты давят на ООН.

Конгресс США видимо предпринимает очередную попытку взять ООН голодным измором. Конечно же, все угрозы республиканцев, которые распорядились временно прекратить уплату взносов ООН, служат исключительно благородной цели: ООН нужно принудить осуществить реформу.
В общем-то, можно обсудить вопрос соразмерности доли США в бюджете ООН. Ведь четверть денег, расходуемых ООН, поступает именно от Вашингтона. Правда, в отличие от Японии, доля которой в бюджете ООН лишь чуть меньше американской, США обладают в ООН правом вето, которым они не стесняются пользоваться, особенно когда в Совете Безопасности речь заходит об отправке миротворцев в ту или иную страну.
Как и многие другие страны, США прекрасно понимают, что «голубые каски» вряд ли смогут урегулировать конфликт, но для Вашингтона главное, чтобы вся вина лежала на ООН. Америка ежегодно выделяет ООН примерно десятую часть суммы, профуканной в результате ошибок планирования в Ираке и Афганистане. Большая часть этих 3 миллиардов 350 миллионов евро расходуется на так называемое обеспечение мира.
Поэтому многие страны, направляющие своих солдат в ООН в качестве миротворцев, причем их подготовка обходится все дороже, с полным основанием требуют больше денег. А если спонсоры вознамерились экономить, то кое-какие миротворческие операции ООН следует просто прекратить.


***

ИМХО
Хотелось бы заострить внимание на том, где появилась эта небольшая статья. А появилась она в газете «Франкфуртер Алльгемайне» (Германия), а затем была широко озвучена «Deutsche Welle» – немецкой медиакомпанией, вещающей на весь мир.
Возникает впечатление, что отсутствие желания у Германии активно участвовать в ливийской компании (да и других тоже) имеет более принципиальную основу, чем это могло показаться.