Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Как будет давать отпор Иран...

Подкатом я разместил статью (с некоторыми сокращениями) из китайского сетевого издания “Asia Times online”. Интересна дата её опубликования - 16 декабря 2004 года. У вас появляется возможность сравнить ситуацию сложившуюся тогда вокруг Ирана, с ситуацией, которая имеется в настоящее время. Мне кажется, что статья своей актуальности ещё не утратила ))).


***

По последним сообщениям в прессе, Соединённые Штаты и Израиль задумали военную операцию против Ирана. Меж тем Иран не тратит время попусту и готовит собственные контр-операции на случай, если нападение станет реальностью.
Только что подошли к концу недельные воздушные и наземные манёвры в пяти южных и западных провинциях Ирана. Манёвры буквально заворожили зарубежных наблюдателей, которые назвали «потрясающим» широкое проявление высоких технологий, мобильные операции, в том числе - сил быстрого развёртывания, с использованием вертолётных эскадрилий, воздушных подъёмников, ракет. Сотни танков и десятки тысяч солдат, действуя скоординировано, стреляли боевыми зарядами. Кроме того, на сегодняшний день примерно 25.000 добровольцев завербовались во вновь созданных призывных пунктах для «безжалостных атак» против любого возможного захватчика, что обычно называют «ассиметричным ведением войны».



В основе стратегии Ирана по отношению к предполагаемому вторжению США, скорее всего, лежит проработка иракского военного сценария. Тогда, чтобы одержать скорую победу, превосходящие силы, в частности ВВС США, были брошены против неизмеримо более слабого государства. Изучив иракскую войну 2003 года, свой ценный опыт войны 1980-88 гг. с Ираком и столкновений с силами США в 1987-88 гг. в Персидском заливе, иранцы сосредоточились на сложной и переменчивой оборонительной стратегии. Эта стратегия заключается в стремлении использовать некоторые слабые места военной сверхдержавы США и извлечь максимальную выгоду из тех областей, где иранцы окажутся хозяевами положения. Это, например, численное превосходство в сухопутных войсках, партизанская тактика, особенности местности и т.д.
В широко известной статье «Иранская военная игра» в американском журнале «Атлантик Монтли» ожидаемые затраты нападения на Иран оцениваются в какую-то жалкую пару-тройку десятков миллионов долларов. Эта цифра получилась исходя из одновременных «точечных» ракетных атак, бомбардировок с воздуха и тайных операций. При этом не удосужились принять в расчёт иранскую стратегию, которая направлена именно на то, чтобы «расширить театр военных действий», вовлечь в ситуацию структуры военного командования США в Персидском заливе и сделать финансовые расходы вторгшегося врага всё более и более значительными.
США хотят локализовать войну. Для начала нарушить командную систему Ирана, а затем перейти к систематическим нападениям на ключевые военные цели. Однако по «продвинутой» стратегии Ирана, как сказал иранский военный стратег, подчеркнув слабую структуру командования США в южных оконечностях Персидского залива, планы США будут сорваны переносом войны на них. (По словам официальных военных лиц Ирана, за последние несколько месяцев истребители США, проверяя иранскую ПВО, часто нарушали воздушное пространство Ирана над провинцией Хузестан).
Ключевую роль в стратегии Ирана играет быстрое наращивание им передовых мобильных огневых систем. Опять же вспомним уроки иракских войн 1991 и 2003 годов. Во время первой войны с Кувейтом не в последнюю очередь благодаря иракским ракетам война распространилась на Израиль. Несмотря на все усилия американской ракетной системы «Пэтриот» отразить иракское наступление, большинство ракет упали на Израиль и, в меньшей степени, на американские войска в Саудовской Аравии. Кроме того, по признанию командующего войсками США в Кувейтском конфликте генерала Нормана Шварцкопфа, охота за иракскими мобильными ракетами «Скад» составляла существенную часть воздушной стратегии коалиции, и искать их было так же трудно, как «иголку в стоге сена».
Развивая сегодня военную доктрину, Иран опирается на всё более точные ракеты дальнего радиуса действия, такие как «Шахаб-3» и «ФАТХ-110». Они, говоря словами министра иностранных дел Ирана Кемаля Харази, могут «поражать цели в Тель-Авиве».
Вспомним, как это было. В 1985 году Иран создал реактивную артиллерию «Охаб» 50 километровой дальности, в 1986-87 и 1988 гг. разработал реактивную артиллерию «Мушак» 120-ти и 160-ти километровой дальности. В 1988 году Иран начал сборку «Скада-Б», в 1991 году технические советники из Северной Кореи превратили иранские заводы по обслуживанию ракет в ракетное производство. Не похоже, однако, что Иран приступил к производству «Скадов». Вместо этого Иран стремится построить «Шахаб-3» и «Шахаб-4». Первый с радиусом действия 1300 км и с 1600-фунтовыми боеголовками (730 кг), второй с радиусом 200 км с 220-фунтовыми боеголовками (100 кг). Испытательный пуск «Шахаб-3» состоялся в июле 1998 года. Вскоре радиус действия ракеты может превысить 2000 км, и, таким образом, она будет способна достичь центра Европы.
В начале и середине 1990-х годов благодаря высоким ценам на нефть, доход от продажи которой составляет более 80% ежегодного правительственного бюджета, Иран не был стеснён в средствах. Тогда его военный бюджет почти в десять раз превосходил бюджет его арабских соседей, членов Совета по сотрудничеству стран Персидского залива. Почти все арабские государства имеют передовые ракетные системы того или другого вида. Так, у Саудовской Аравии CSS-2/DF, у Йемена СС-21 и «Скад-Б», у Ирака «Frog-7».
Для Ирана имеется несколько плюсов в обладании баллистическим арсеналом. Во-первых, он сравнительно дёшев, производится дома без особой внешней зависимости от давления «ракетного экспортного контроля», оказываемого США. Во-вторых, ракеты подвижны, их можно укрыть от врага, в-третьих, ракетам, в отличие от истребителей, не нужны постоянные авиационные базы. В-четвёртых, ракеты считаются эффективным оружием, ракету можно запустить так, что цель её заранее не обнаружит, например, твёрдотопливные ракеты «Фатах-110» требуют всего несколько минут подготовки перед пуском. В-пятых, ракеты обладают уникальной поражающей способностью, ракетная атака может сорвать лучшие военные планы. Вспомним, как Ирак в марте 2003 года атакой на американские военные формирования на иракско-кувейтской границе расстроил часть планов Соединённых Штатов. Им пришлось отказаться от первоначального плана продолжительных воздушных ударов перед вступлением сухопутных войск. И как это было в случае войны в Кувейте.
Отныне любое нападение США на Иран, наверняка сразу нарвётся на ракетную контратаку, которая накроет южные страны Персидского залива, принимающие у себя вооружённые силы США, а также любую другую страну, например, Азербайджан, Ирак и Турцию, позволившую использовать свою территорию или воздушное пространство против Ирана. Смысл такой стратегии в том, чтобы заранее предупредить соседей Ирана о серьёзных последствиях, о длительном изнурительном воздействии на их экономику, если они станут пособниками иноземных захватчиков Ирана.
Другой ключевой элемент стратегии Ирана – «увеличение дуги кризиса» в таких местах, как Афганистан и Ирак, где Иран имеет значительное влияние. Таким образом Иран вырвет у США опору из-под ног в регионе в надежде на эффект домино, когда вместо того, чтобы войти в Иран, США фактически потеряют территорию из-за убыли войск и военного «перенапряжения».
Психологическая война - ещё один компонент стратегии Ирана. Сейчас в зоне повышенного внимания военных аналитиков Ирана оказались «уроки Ирака». США ещё до вторжения в Ирак средствами психологической войны удалось вызвать крупный раскол между властью и народом и в верхнем эшелоне баасистский армии. Психологическая война США против Ирака также имела и политическую составляющую. Посмотрите, как США под видом противостояния оружию массового поражения Саддама Хусейна склонили членов Совбеза ООН и других к антииракским мерам.
С другой стороны, иранская контр-психологическая война стремиться воспользоваться «страхом смерти» американских солдат, которым обычно не достаёт настроя, чтобы воевать в войнах, в которые не защищают родную землю. Война с Ираном наверняка потребовала бы объявить призыв в США, без этого они не смогли бы защитить фланги в Афганистане и Ираке. Введение воинской повинности означало бы призыв в армию мноих недовольных молодых солдат. На них и была бы направлена иранская психологическая война, сосредоточенная на недостаточной мотивации и внутреннем конфликте в среде солдат, которых тошнит от «доктрины превосходства» разработанной генералами Джорджа Буша, не говоря уже о косвенной войне ради Израиля.

Иранцы считают, что уже подверглись психологической обработке. Для примера можно привести то, как США ловко стремятся извлечь выгоду из недовольства безработной иранской молодёжи. Официально они проливают крокодиловы слёзы, чем особо отличился в своих интервью отставной государственный секретарь Колин Пауэлл. Систематическая дезинформация обычно играет ключевую роль в психологической войне. США сейчас утроили время радиовещания на Иран и, по последним докладам Конгресса США, значительно увеличили финансовую поддержку различных антиправительственных ТВ и интернет-программ, и всё время открыто трубят о благом деле совершаемом «агентами, поставляющими информацию».

Таким образом, есть ощущение угрозы национальной безопасности Ирана. Особенно в свете укрепления «пояса безопасности» в интересах США на военных базах в Ираке, Турции, Азербайджане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, а также Кувейте, Саудовской Аравии, Катаре, Бахрейне, Омане и на превратившимся в гарнизон острове Диего-Гарсия. С точки зрения Ирана, США, победив в Холодной Войне, превратились в «спятившее чудище», способное безнаказанно манипулировать нормами международного права и Организации Объединённых Наций, подрывать их. Отсюда требование сложной иранской стратегии сдерживания, которая, по словам некоторых иранских экспертов из СМИ, будет включать даже применение ядерного оружия.
Однако в сегодняшнем Иране такие голоса в явном меньшинстве. В целом в элите есть согласие против производства ядерного оружия, отчасти исходя из убеждения, что быстрое создание «потенциала второго удара» не стало бы ядерным сдерживанием против подавляющей американской мощи, в чьём распоряжении тысячи единиц «тактического ядерного оружия». Тем не менее, глядя на ядерную асимметрию между Индией и Пакистаном, способность последнего нанести первый удар позволяет держаться против Индии, чей ядерный запас намного выше. Ценный урок, который не упустили из виду в Иране.

Таким образом, хотя Иран в полном объёме представил свои ядерные программы для международных инспекций и приостановил работы по обогащению урана согласно последнему соглашению между Ираном и Европейским Союзом, подписанным в Париже в ноябре, тем не менее, есть серьёзная озабоченность, что Иран может подорвать своей стратегией сдерживания отношения с США, которые не одобрили Парижское соглашение, оставив за собой право направить на рассмотрение ядерный вопрос Ирана в Совет Безопасности.
Можно говорить и о кампании в прессе США, в частности в «Нью-Йорк Таймс», где публикуют новостные статьи с такими провокационными заголовками как «США против ядерного Ирана», которой США продолжают мощную подготовительную кампанию против Ирана.
Есть ощущение, что не имеет значения насколько уступчив Иран к требованиям Международного агентства по атомной энергии ООН, подобно Ираку в 2002-2003 гг. США приплели Иран к изобретённой ими «оси зла» и умело сеют семена следующей ближневосточной войны, в частности извлекая старые обвинения в терроризме и пособничестве Ирана в бомбардировке Гобара в Саудовской Аравии. И хотя официальные лица Саудовской Аравии отвергают такие голословные обвинения, их заявления полностью проигнорированы.
Вот так возникает «прото-ядерное сдерживание», согласно которому освоение Ираном ядерного топливного цикла сделало бы его «способным к производству ядерного оружия» в относительно короткое время. И это должно быть принято во внимание врагами Ирана, задумавшим напасть на его ядерные объекты. Такое нападение вызвало бы жёсткое сопротивление, порождённое историческим иранским чувством национализма и патриотизма. Таким образом, чем дольше США и Израиль будут поддерживать военную угрозу, тем более сильным и привлекательным для иранцев станет стремление к «прото-ядерному сдерживанию».
В сущности, военная угроза Ирану отравляет его экономику. Уводит иностранные инвестиции, побуждает капитал к бегству. Нетерпимая ситуация даже побудила некоторых иранских экономистов призвать к подаче жалоб на США в международные трибуналы. Попытка не пытка, разумеется, но иранцам пришлось бы установить судебный прецедент, чтобы выиграть такое дело в международном суде. Иран никак не может позволить плохому инвестиционному климату, обусловленному военной угрозой длиться вечно. Чтобы сбалансировать эту неприятную ситуацию он в ответ создаёт стратегию расширенного сдерживания, которая повышает риски для союзников США в регионе.
Сделаем отступление. Забавно что, один из друзей Израиля в США, гарвардский профессор права Алан Дершовиц, твёрдый сторонник «пыток террористов», недавно написал колонку на про-израильском сайте, призвав к пересмотру международного права в таком ключе, чтобы это позволило израильтянам и американцам совершить нападение на Иран. Дершовиц, несомненно, повернулся спиной к верховенству права, превратил в посмешище уважаемый институт, путеводную звезду Соединённых Штатов. Та же самая Лига Плюща (8 старейших привилегированных учебных заведений на северо-востоке США) служит рассадником полных ненависти рассуждений о «столкновении цивилизаций».

Уловка власти, однако, в том, что она часто закрывает глаза на противоположный импульс, который порождает. Так было с кубинцами, которые пол века героически противостояли один на один безжалостному режиму экономической блокады, с алжирскими националистами, боровшимися против французского колониализма в 1950 и 1960 гг.. В настоящее время иранский народ оказался в незавидном положении, решая как пережить надвигающуюся лавину американской мощи. Обрушили эту лавину воинственные политики, рядящиеся в одежды многостороннего подхода к ядерной программе Ирана. Но мало, кто в Иране на самом деле верит, что в конце концов в этой псевдо-многосторонности есть нечто большее, чем одностороннее удовлетворение милитаризма США. Остаётся надеяться, что конец не наступит в ближайшее время. Но не наступит лишь в том случае, если иранцы "третьего мира" сделают всё возможное, чтобы подготовиться к сценарию ночного кошмара.
Вся ситуация требует разумного кризисного управления и осторожного укрепления доверия с обеих сторон. И, надеюсь, ужасный опыт повторившейся войны в богатом нефтью регионе сам по себе станет тем самым сдерживанием.
Tags: Иран, США, политика США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments