Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Чего на самом деле должен опасаться официальный Минск?



Уже давно не секрет, что одним из основных мифов-страхов официального Минска при проведении любых республиканских избирательных компаний, в особенности, выборов президента страны, является так называемый фактор Кремля: мол, Кремль может вмешаться и выставить «своего» кандидата, в результате чего минский "Красный дом" будет иметь большие проблемы. Этот миф активно бытует как среди патриотической общественности и части прозападной оппозиции, так и среди белорусского чиновничества. Первые, в основном из-за своей политической наивности, думают, что рано или поздно, первые лица России ударят шапкой оземь и произнесут сакраментальное "Доколе!", результатом чего станет выдвижение и раскрутка Москвой пророссийской фигуры на выборах. Вторые, в основном из-за своей политической озлобленности, думают, что такой вариант, даже при всей его неудобоваримости для оппозиционного самосознания, будет лучше, чем нынешний, т.к. в этом случае новая белорусская власть будет вменяема хотя бы экономически, а это уже полдела. Третьи, в основном из-за своей политической трусости, думают приватизировать власть в стране чужими руками, не затратив при этом даже минимума собственной энергии.


Как ни странно, но ошибаются и первые, и вторые, и третьи: Кремль не будет участвовать в белорусских президентских выборах 2010 года. Причин такого решения много, но основных две:
Во-первых, у Москвы уже появилась (пусть и не афишируемая) системная стратегия развития отношений с постсоветским пространством;
Во-вторых, Москва не будет вкладывать деньги в политический проект на дотируемом и внешнем по отношению к нынешней территории российского государства пространстве.

Второй вывод является достаточно болезненным для части националистически настроенной белоруской элиты, но это так, равно как и то, что белорусский язык является языком повседневного общения приблизительно для 2-3% населения республики.
Так как нынешнее белорусское руководство не пошло на реализацию исторически важного проекта политического объединения двух стран в Союзное государство, Россия решила отпустить республику в вольное экономическое плавание - хотите быть суверенными, пожалуйста, но только не за наш счет. В связи с этим, последние три года Россия осуществляет плавное снижение дотационного режима для белорусской экономики в основном за счет повышения цены на газ и снижения объема беспошлинной нефти, ограничив его исключительно объемом для внутриреспубликанского потребления.

В результате объем дотаций сократился с приблизительно 10-12 до 4-5 миллиардов долларов в год. В настоящее время бремя дотирования белорусской экономики с успехом перекладывается на плечи международных финансовых организаций, которые фактически начинают кредитовать республику в том размере, в котором Россия убирает свои дотации: в 2009 году (с учетом предстоящего последнего мартовского транша в 700 миллионов долларов) МВФ и другие международные и страновые финансовые организации предоставили Беларуси кредитов на общую сумму около 4 миллиардов долларов, в 2010 году для поддержания экономики республики на плаву только по линии МВФ должно быть выделено не менее 5 миллиардов долларов. Как говорится, тенденция налицо.
Соответственно, вот что мы по факту имеем на начало 2010 года: без равных цен на российские энергоресурсы, с учетом структуры экономики, отсутствием собственных источников пополнения ЗВР и поддержания стабильного курса белорусского рубля, Беларусь является депрессивным и требующим регулярных дотаций со стороны внешних игроков регионом. Следовательно, так как Энергетическая стратегия России уже определена, с учетом выхода республики в 2011 году на среднеевропейские цены на газ и ввода в строй БТС-2 с отводом всей "лишней" нефти от Беларуси в направлении Усть-Луги, где строится НПЗ мощностью как раз в 21 миллион тонн (в результате чего вся логика белорусской стороны об увеличении беспошлинного объема нефти до прежних размеров изначально оказывается ущербной, так как у России просто не будет тех объемов нефти, чтобы загрузить беспошлинно чужие нефтезаводы), оказывается, что Беларусь по-любому выпадает из дотационных схем Москвы. Из этого следует очень простой вывод: Россия не собирается более инвестировать в Беларусь и закапывать здесь миллиарды долларов впустую. Соответственно, Россия не будет здесь делать политические ставки, т.к. в этом случае надо будет возвращать Беларусь в дотационные механизмы.
Почему Россия этого делать не будет? И вот здесь мы возвращаемся к стратегии. Стратегия развития определена, все основополагающие решения приняты. И эту стратегию нельзя двигать туда-сюда как забуксовавшую машину. Россия сейчас тратит миллиарды долларов для того, чтобы обеспечить свою экономическую безопасность, диверсифицировав, в частности, маршруты поставок энергоресурсов на западном и восточном направлении. Соответственно, эти решения не будут меняться в зависимости от того, какой политик, например, в той же Беларуси придет к власти.
Очевидно, что в нынешней ситуации без поддержки России никто, кроме представителя власти, выиграть президентские выборы не сможет. А Россия никого поддерживать не будет, т.к. экономически она уже отрезала Беларусь от дотаций. Кто-то будет в восторге от такой схемы. Однако, ее реальные последствия на самом деле гораздо хуже, чем неприкрытое вмешательство России в политические процессы на территории Беларуси: ситуация в экономике с каждым годом будет становиться все тяжелее, в результате чего власть окажется один на один с обнищавшим народом с зарплатой около 300-400 долларов. При этом в соседней России уровень зарплат к 2012 году выйдет на уровень ориентировочно в 1200-1500 долларов, т.е. будет уже не в 2-2,5 раза больше, чем сейчас, а в 4-5. Поэтому, на самом деле, реальные действия России в отношении Беларуси гораздо жестче, чем в варианте ее игры на белорусском политическом поле.

То, что данная логика достаточно близко подходит к описанию реального положения дел, говорит рассмотрение отношений Беларуси и России в формате логики наоборот. То есть, если бы Россия делала серьезные вложения в белорусскую энергетическую инфраструктуру, вкладывалась в НПЗ, во все эти проекты "только для "Газпрома" и т.д., это говорило бы о том, что Россия хочет экономически сохранить эту территорию для себя. Следовательно, для всего этого хозяйства нужен политический контроль. А это тогда предполагает вхождение на политическое поле республики с целью определения правил игры на нем и получения, в конечном счете, контрольного пакета.

Так как подобной активности России в Беларуси мы не наблюдаем, а наоборот, наблюдаем процессы исключительно выталкивания республики из любых российских стратегических экономико-инфраструктурных проектов на северо-западном направлении, следовательно, Россия закрыла для себя и вопрос политической активности в республике. Теперь это исключительно проблема самого белорусского населения - как оно будет жить дальше и за кого голосовать. Вместе с тем, считаем необходимым еще раз подчеркнуть, что для нынешней белорусской власти это решение Москвы на самом деле является гораздо более опасным и жестким, чем реализация любых политических проектов Кремля.


Юрий Баранчик, 20 февраля 2010 г.
Tags: Белоруссия, РФ, Россия, политика России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments