Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

ОСКАЛ РОЗОВЫХ КРОЛИКОВ (продолжение продолжения...)

***

Наконец Анджей оторвался от бёдер обезглавленного трупа. Он ещё оставался в состоянии томительной прострации и поэтому опершись на стол, медленно приходил в себя.
- Как прошел тест албанской задницы? - смеясь спросил Любомир.
- Судя по моему "закопчённому красавцу", дерьма в ней было по самую завязку - ответил Анджей, рассматривая свой член, который постепенно терял эрекцию.
- Этот хоть не обосрался, как пленный лейтенант, попавшийся тебе в прошлый раз - продолжил Любомир, явно подначивая товарища: - Кстати, почему ты его тогда не пристрелил?
Анджей только хмыкнул и махнув рукой, отправился в душевую.
Я зашел в кухню, взял галету из коробки с сухим пайком кусок сыра и выйдя на крыльцо дома, уселся на ступени. Жуя импровизированный бутерброд, почему-то вспомнил, как меня раньше коробило от проявлений жестокости по отношению к попавшим в плен врагам. Трудно описать ту невыносимую тоску в глазах обречённых, которые знали, что им остаётся жить буквально считанные минуты. Но человек постепенно ко всему привыкает и через некоторое время дыхание обитающей рядом с тобой смерти становится чем-то само собой разумеющимся. На войне достаточно быстро понимаешь, что здесь "игра" ведётся по своим правилам и ставкой за недопонимание этих правил, обычно становится твоя собственная жизнь.

Болезненное отношение к жестокости, проявляемой к захваченным врагам, основательно притупилось у меня после того, как наш батальон, взяв один из опорных пунктов "Армии освобождения Косово" обнаружили в подвалах тюрьму, а в ней… уничтоженных пленных из югославской армии. Среди шестнадцати трупов я случайно обнаружил своего знакомого - Сергея, который тоже служил по контракту и уже неделю считался пропавшим без вести. Его я именно обнаружил, а не узнал в лицо, потому что оно практически отсутствовало. Скорее всего, оно было разнесено выстрелом из охотничьего ружья. У трупа отсутствовали уши, некоторые пальцы на руках и то, что это Сергей, я догадался только по татуировке =ВДВ= на правом плече, которая имела пару характерных особенностей. Это не толкнуло меня в объятия садизма. Вымещать злобу на "пушечном мясе" было глупо, в то время, когда люди заварившие всю эту кашу, жили в хороших домах, имели счета в швейцарских банках и значились в числе политических деятелей, подарив возможность проливать кровь другим.

На фоне всей грязи, которая всегда сопутствует войне, меня приятно удивляла Лида. Она была родом из весьма обеспеченной Румынской семьи, глава которой, после смерти Чаушеску и смены политического курса страны остался "при делах". Лида закончила медицинский университет и готовилась к стажировке в Московском кардио-центре. Именно по этому она лучше остальных моих сослуживцев знала русский язык. Но по какой причине она вместо стажировки в Москве попала на войну, я узнал гораздо позже. Вообще у кнтрактников было не принято задавать друг - другу дурацкие вопросы - что, да как. Если человек рассказывал что-то о своей прежней жизни, это воспринималось нормально, а если молчал, то в душу никто не лез.
Лиду мне "оставил в наследство" бывший офицер ГРУ, контракт которого уже закончился. Он дослуживал в нашем полку в должности комбата, когда я принял отделение. Мы познакомились... и бок о бок провели в боевых операциях около месяца. Надо сказать, что шёл я на должность командира роты, но первые три месяца каждый контрактник - офицер проходил "обкатку" младшим командиром.
За неделю до своего убытия Володя, так звали офицера, как бы случайно познакомил меня с Лидой, а потом, уже наедине, передал над ней "шефство" рассказав, что и как. Женщине достаточно сложно адаптироваться в боевых условиях и я не видел ничего предрассудительного в том, что ей нужен был мужчина, способный, в случае чего, защитить и поддержать.
С Лидой мы сошлись довольно быстро. Внешне она была весьма привлекательна и, что немаловажно, умна. Поэтому наш контакт наладился практически сразу. Примерно через неделю, я узнал её как женщину, чем мы обоюдно остались довольны.
После первой совместно проведённой ночи, сидя в маленьком уютном кафе за кружкой пива, мы, оставив формальности, рассказали друг - другу о своих пристрастиях в интиме, что позволило окончательно завершить процесс привыкания. Мене нравилось, что в условиях войны Лида всегда тонко благоухала хорошим парфюмом, а в её "тюлене" постоянно хранилось несколько комплектов прекрасного нижнего белья. Боевые товарищи иногда откровенно завидуя мне, говорили, что им непонятно, как я умудрился найти "такую розу на нашем навозном поле"...

- "Интересно, как там Ева со своим некрофилическим шоу"? - вдруг вспомнил я и, поднявшись со ступеней крыльца, направился в дом.
Жутковатые сексуальные изыски Евы не возбуждали меня, но удивительным образом всё же вызывали интерес. Ещё на подходе к гостиной, где мы отдыхали перед побегом пленного, я услышал протяжные стоны Евы. Остановившись в дверном проёме и привалившись плечом к косяку, я стал наблюдать за происходящим.
Ева сидела в кресле. Из одежды на ней, была лишь армейская футболка зелёного цвета и грубые кожаные ботинки - берцы. Между бёдрами, находившимися в медленном движении, она двумя руками держала отрубленную голову албанца, нос и губы которой были погружены в её половой орган. Неожиданно Ева остановилась.
- "Помоги мне..." – обратилась она к Ивко, сидевшему в кресле напротив.
Ивко, всё это время жадно наблюдавший за “забавами” Евы, встал на колени у неё между ног и, взяв голову в руки, возобновил прерванную процедуру. Ева теперь могла полностью расслабиться, сосредоточившись только на получении сексуального удовольствия. Ивко плотнее прижал отрубленную голову к промежности Евы, заставляя её большие половые губы скользить по щекам того, что ещё совсем недавно было частью живого человека. Ева практически находилась на грани оргазма, когда Ивко перевернул голову шеей вверх и, погрузив нос головы под свод больших половых губ, начал мягко надавливая им массировать клитор. В это время Ева взорвалась оргазмом...
Ивко бросил голову на пол и продолжая стоять на коленях у ног Евы, смотрел, как она постепенно начинает приходить в себя. Наконец, слабо шевельнулась и приоткрыв глаза она томно издала стон. Её взгляд слегка "плыл" и в нём явно читалось желание остаться ещё хоть какое то время в состоянии неги. Посчитав, что действо закончилось, я хотел уже было уйти, но в это время Ева, подавшись вперёд, погладила ладонью щеку Ивко и спросила его: - "Ты хочешь кончить"?
Он подтвердил её догадку кивками головы.
- "Тогда вставай..." - сказала она.
Ева расстегнула ему ремень, затем пуговицы брюк, освободив из их плена здоровенный член. Действительно... Ивко обладал весьма солидным "мужским достоинством". Причём превосходные степени относились не столько к длине члена, сколько к его толщине, которая в обхвате могла соперничать с толщиной кисти руки крепкого мужчины.
Ева обхватила член рукой, откровенно любуясь его размерами и несгибаемой мощью. Затем, сдвинув крайнюю плоть и широко раскрыв рот, она стала осторожно погружать в него головку члена. Со стороны, это выглядело так, будто она сама натягивалась ртом на член, нежели вставляла его. Ивко, расширенными от возбуждёния глазами смотрел за её действиями и только когда головка его члена, наконец полностью исчезла за губами Евы, закрыл их и откинув голову погрузился в свои ощущения. Ева не могла двигать головой по большой амплитуде, потому что плоть, погруженная в её рот, занимала практически всё его пространство. Поэтому она, видимо, с целью усилить возбуждение Ивко, стала нежно массировать свободной рукой его яйца.
Неожиданно она прервала свои ласки и вынув фалос изо рта сказала:
- "Ива... Тебя хочет любить мой друг".
И после того как Ивко опять закивал головой, она подняла с пола отрубленную голову, взяв её одной рукой в районе затылка и, оттянув нижнюю челюсть - другой, стала погружать член в её рот. После неудачной попытки, Ева сообразила, что этому мешает запавший язык головы. Она влезла в её рот рукой и найдя язык, вытянула его конец наружу. После этого дело пошло так, как надо. Для Ивко подобное наверняка было впервые, но, судя по тому, что у него стало резко возрастать возбуждение, действия Евы ему понравились.
"Кончи мой мальчик, кончи..." - шептала Ева, чувствуя, как Ивко испытывая удовольствие начал делать встречные движения бёдрами. И Ивко кончил... не издав ни одного звука, вцепившись зубами в кулак своей правой руки. Только пароксизмы, сотрясавшие его тело, говорили о мощном оргазме. Наконец он затих, покачиваясь на ослабевших ногах, а в это время из перерубленной трахеи головы начала капать на пол тягучая сперма. Ева бросила уже ненужную голову на пол, а сама снова погрузила конец фалоса Ивко в свой рот, жадно поглощая остатки семени, которые выжимала, массируя член по всей его длине...

Я поднялся к Лиде, предварительно прихватив на кухне пару галет, намазанных маслом и мясным паштетом.
На веранде второго этажа, припекало солнце и было довольно жарко. Лида стояла опершись локтями на поручень и смотрела в бинокль в направлении долины. Заслышав мои шаги, она повернула голову, а увидев меня улыбнулась. Чмокнув её в губы, я подал ей бутерброд.
- Как там пленный? - спросила Лида.
- Думаю уже принимает "баню", частично. Ева позаимствовала его голову.
- Я слышала, как ты с ним дрался.
Лида коснулась рукой ссадины на моей левой скуле и достала из бокового кармана брюк пузырёк с перекисью водорода и ватный тампон. Обрабатывая уже подсыхающую ранку она продолжила разговор:
- Ева опять в своём репертуаре?
- Да. И она... и Анджей. Ты же знаешь их пристрастия.
- Представляю, что они вытворяли - сказала Лида и поморщилась.
- Сегодня она отрубленной головой делала Ивко миньет.
- И ему понравилось? - продолжая брезгливо морщиться спросила Лида.
- Не знаю. Для него, это кажется, было нечто из разряда экзотики.
- Нет, я их не понимаю.
- Брось Лида! Как говорят у нас в России - "У каждого свои закидоны".
- Что такое "закидоны"??
- Как тебе сказать... Если коротко, то особенности психологии - подобрал я подходящее понятие.
- Хм... У них очень большие “особенности психологии”! Убитый враг - это нормально, даже сотни убитых врагов - нормально. Но когда они становится игрушкой для секса, то это плохо. Когда они вернутся к мирной жизни, у них будут серьёзные проблемы.

---

Окончание следует...
Subscribe

  • Кто следующий ??

    Бывшая советница президента США Рональда Рейгана Сюзанна Масси обратилась к президенту России Владимиру Путину с просьбой дать ей российское…

  • То, что напрягает ...

    В настоящее время политизация американской армии зашла довольно далеко и военные стали придерживаться не только консервативных, но и крайне левых…

  • О "созревании ситуации"...

    Чуть больше недели назад в Bank of America намекнули на немыслимое: цунами кредитно-денежных и фискальных стимулов в сочетании с предстоящим…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments

  • Кто следующий ??

    Бывшая советница президента США Рональда Рейгана Сюзанна Масси обратилась к президенту России Владимиру Путину с просьбой дать ей российское…

  • То, что напрягает ...

    В настоящее время политизация американской армии зашла довольно далеко и военные стали придерживаться не только консервативных, но и крайне левых…

  • О "созревании ситуации"...

    Чуть больше недели назад в Bank of America намекнули на немыслимое: цунами кредитно-денежных и фискальных стимулов в сочетании с предстоящим…