Kolia MARMELADNY (buisnescat) wrote,
Kolia MARMELADNY
buisnescat

Доклад МИД РФ "О состоянии дел с правами человека" (продолжение, часть № 4).

Латвия
Отличительной особенностью ситуации с правами человека в латвийском обществе является массовое безгражданство. По данным Управления гражданства и миграции Латвии на 1 июля с.г., оно составляет 319 267 человек (порядка 14,3% населения страны) и постепенно сокращается в основном за счет смертности и иммиграции.
Сохраняются 79 ограничений в правах «неграждан», включая такие основополагающие, как право избирать и быть избранными. В это число входят также запреты на профессии, которых насчитывается 47. «Неграждане» в Латвии не могут занимать государственные и муниципальные должности, быть судьями, прокурорами, избираться судебными заседателями, служить в армии. Они также лишены права основывать политические партии, заключать сделки с недвижимостью без согласия муниципальных властей и т.д.


«Неграждане» не признаются властями в качестве национальных меньшинств. Латвия ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств (РКЗНМ) 26 мая 2005 г. с двумя оговорками, отменяющими положения Конвенции, в соответствии с которыми национальным меньшинствам в местах их компактного проживания предоставляется возможность общаться на родном языке с властями, а также использовать родной язык в топографических названиях. Кроме того, в принятой при ратификации латвийским парламентом дополнительной декларации разъясняется, что «неграждане» не являются субъектами упомянутой Конвенции. При этом более 50% населения, проживающего в крупнейших латвийских городах (Рига, Даугавпилс и Лиепая) по своему этническому составу является русскоязычным.
В последние годы неуклонно падают темпы натурализации (с 19169 чел. в 2005 г., до 2336 чел. – в 2010 г.), а политика интеграции латвийского общества зашла в тупик. В одобренном латвийским правительством в октябре с.г. документе «Основные вопросы политики национальной идентичности и интеграции общества (2012-2018 гг.)» сформулированы ключевые установки линии на полную ассимиляцию русскоязычного населения. В данной программе констатируется, что приоритетными направлениями деятельности официальной Риги в указанной области являются усиление позиций латышского языка и культуры, обеспечение приверженности европейским демократическим ценностям, «формирование сплоченной национальной памяти» на основе лояльности концепции «советской оккупации».
Последствия такой политики приобрели настолько негативный характер, что стали предметом постоянной озабоченности европейских правозащитных структур и других международных организаций. Неблагополучную ситуацию с соблюдением прав человека в Латвии в последнее время, в частности, отмечали: Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств К.Воллебек (в ноябре 2010 г. на заседании Постоянного совета ОБСЕ в Вене, в феврале с.г. во время визита в Латвию, в апреле с.г. в выступлениях в Международном институте мира в Нью-Йорке и Политологическом центре им. В.Вильсона в Вашингтоне); Комиссар по правам человека Совета Европы Т.Хаммарберг (в декабре 2010 г. на 4-ой конференции СЕ по гражданству в Страсбурге); Комитет экспертов по выполнению конвенций Международной организации труда (в декабре 2010 г. на заседании Комитета МОТ).
30 марта с.г. Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) принял резолюцию о выполнении Латвией Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (РКЗН). Это сделало возможной публикацию оценок независимого мониторингового органа РКЗН – Консультативного комитета (КК). Резолюция в целом подтвердила оценки КК. В ней отмечается, что приоритетного решения требует проблема сохраняющегося значительного числа «неграждан», в том числе среди детей, родившихся после 21 августа 1991 г. Указывается на недопустимость языковой дискриминации в сфере труда и общения, снижение возможностей для обучения на языках нацменьшинств в государственных школах Латвии. Содержится призыв к Латвии устранить недостатки, касающиеся участия представителей нацменьшинств в общественной жизни, включая муниципальные выборы.
5 мая с.г. 11-ая сессия рабочей группы Совета ООН по правам человека (СПЧ) по проведению универсального периодического обзора (УПО) в Женеве рассмотрела ситуацию с соблюдением прав человека в Латвии, в т.ч. на основе подготовленного правительством ЛР доклада о состоянии прав человека в стране. В нем, как обычно, представлена довольно размытая картина, не дающая полного представления об истинном положении дел в этой сфере. При этом к процессу подготовки доклада были привлечены далеко не все латвийские НПО. Исключены, прежде всего, те, которые представляют русскоязычное население. Среди них – Латвийский комитет по правам человека (ЛКПЧ).
В этой связи ЛКПЧ направил в Управление Верховного комиссара по правам человека ООН альтернативный материал, подготовленный на основе собственных исследований в области массового безгражданства, языковой дискриминации, неравноправного положения меньшинств на рынке труда, существенных демографических различий между латышами и нелатышами.
ЛКПЧ, в частности, обращает внимание на принципиальные различия в оценках и акцентах, содержащихся в этих материалах, хотя оба писались по одной схеме. Так, правительство ЛР упоминает международные документы, к которым официальная Рига присоединилась, а ЛКПЧ – те, к которым Латвия не спешит присоединиться ввиду того, что они предусматривают право подачи индивидуальных жалоб в международные инстанции.
По итогам обсуждения ситуации в Женеве, в котором приняли участие представители 43 стран-членов ООН, включая Россию, латвийской стороне высказан целый ряд (122) практических рекомендаций.
6 сентября с.г. правительство Латвии на закрытом заседании рассмотрело рекомендации СПЧ по итогам обсуждении ситуации с правами человека в Латвии 5 мая с.г. в Женеве на 11-ой сессии рабочей группы СПЧ по проведению УПО. Из пресс-релиза МИД Латвии на этот счет следует, что ряд ключевых претензий, в частности, незамедлительная ликвидация статуса «неграждан», категорически неприемлемы для Риги.
Как «вызов для Латвии» охарактеризовал положение «неграждан», лишенных избирательных прав, находившийся в стране в сентябре с.г. глава Ограниченной миссии наблюдателей за выборами Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ/ОБСЕ) К.Ольшевский. По его мнению, латвийское правительство не уделяет достаточно внимания вопросам общественной интеграции, а у ОБСЕ нет действенных рычагов воздействия, кроме как постоянно напоминать о своих рекомендациях в правочеловеческой сфере и периодически обращать внимание на положение в этой области. «То, что «неграждане» не участвуют в выборах и остаются без представителей, – подчеркнул К.Ольшевский, – все еще является сложной задачей». Он также отметил отсутствие в Латвии права баллотироваться на выборах независимым кандидатам, что противоречит ее обязательствам перед ОБСЕ.
Бездействие латвийских властей и фактическое игнорирование ими многочисленных рекомендаций международных органов побудило ряд правозащитных организаций Латвии (Союз граждан и «неграждан», «Гуманитарная перспектива» и ЛКПЧ) обратиться в августе с.г. в 12 международных организаций с запросом о том, как эти структуры реагируют на невыполнение Латвией этих рекомендаций. В нем, в частности, отмечается, что с 1995 г. число «неграждан» сократилось примерно на 380 тысяч человек (с 700 тыс. до 319267 чел.). Из них 40% приобрели латвийское гражданство путем натурализации, 32% – умерли в этом статусе, 17% – эмигрировали, а 11% – взяли гражданство третьих стран. В то же время процесс натурализации в последние годы постепенно замедлился – за год эту процедуру проходят лишь около 1% «неграждан».
9 сентября с.г. руководитель Объединенного конгресса русских общин «негражданин» А.Гапоненко обратился в Конституционный Суд ЛР с требованием признать не соответствующей Конституции страны статью Закона о выборах в местные органы власти, закрепляющую право выбора самоуправления только за гражданами Латвии. Аргументация А.Гапоненко сводится к тому, что ст. 91 Конституции ЛР гарантирует осуществление прав человека без каких-либо изъятий и дискриминации.
28 августа с.г. на региональной конференции российских соотечественников стран Балтии в Риге известный правозащитник, представитель ЛКПЧ В.Бузаев обнародовал доклад «Национальная политика и демография русского населения в Латвии, Литве и Эстонии», в котором он фактически обвинил власти этих стран в геноциде русского населения.
В качестве обоснования своей версии А.Бузаев сослался на 3 признака, характерных для такого рода действий.
Первое – умышленное создание для какой-либо этнической группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее физическое уничтожение. Второе – меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы. Третье – насильственная передача детей из одной этнической группы в другую.
Применительно к Латвии, это выражается, по мнению автора, в том, что смертность среди нацменьшинств выше в среднем на 18%, а рождаемость на 25% ниже, чем у латышей. По сравнению с 1990 г., число школьников латышских школ уменьшилось на 14%, а русских школ – на 64%. В 2009 г. в первые классы русских школ пришло на 20% меньше числа семилеток-нелатышей, а в латышские школы – на 12% больше, чем было семилеток-латышей, поскольку из-за закрытия русских школ русскоязычные родители вынуждены отдавать своих детей в школы с латышским языком обучения.
Дискриминационная политика латвийских властей в отношении нацменьшинств ведет к усилению межэтнического противостояния в латвийском обществе и развязывает руки национал-радикалам, которые с 10-го Сейма (с октября 2010 г.) ведут с парламентской трибуны все усиливающееся наступление на позиции русского языка в стране. На практике это уже выразилось в принятии их законопроекта по ужесточению штрафов за неиспользование госязыка и расширению перечня профессий, для которых требуется высокий уровень знания латышского языка.
Литва
Согласно последним данным Департамента статистики 13,2% населения Литвы составляют национальные меньшинства . По мнению представителей национальных общин, проживающих в Литве, а также ряда авторитетных международных организаций, официальная политика литовского государства не всегда соответствует принципам международного права в отношении защиты прав и интересов нацменьшинств. С особой настойчивостью выражает протесты польское население страны, активно поддерживаемое в том числе на государственном уровне Польшей, являющейся стратегическим партнером Литвы по Евросоюзу. В последние два года за отстаивание своих прав, с польской общиной консолидировано выступает ряд русскоязычных политических и общественных организаций. При этом основные схожие цели двух крупнейших национальных диаспор направлены против политики местных властей на ассимиляцию проживающих на территории страны нацменьшинств вопреки основополагающим международным актам, в том числе документу Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ . Официальные данные Департамента статистики Литвы за последние годы объективно подтверждают тенденцию к сокращению численности национальных общин .
Литва не присоединилась к Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств (Страсбург, 5.11.1992 г.) при том, что на ее территории гражданами государства «традиционно используются» языки нацменьшинств и эти языки служат «средством общения достаточного числа лиц, чтобы оправдать принятие различных мер по защите и развитию языка, предусмотренных настоящей Хартией» .
Национальные меньшинства отмечают значительный регресс в обеспечении своих прав в последнее время: в 2009 г. был упразднен Департамент национальных меньшинств и эмиграции при Правительстве , прекратил действие Закон «О национальных меньшинствах» (от 23.11.1989 г.) , многие положения которого так и не были реализованы. Существенно ухудшились возможности нацменьшинств в сфере получения информации на родном языке . В Сейме приступили к обсуждению поправок к Закону ЛР о науке и образовании, в соответствии с которыми значительно уменьшится количество часов преподавания на родных языках, а также будет введен единый экзамен по государственному языку для учеников литовских школ и школ нацменьшинств. До сих пор не удовлетворены требования национальных меньшинств употреблять свои имена и фамилии в соответствии с правилами родного языка. Несмотря на сложившуюся практику и европейское законодательство, в Литве запрещено использование языка национального меньшинства (вместе с государственным) в написании географических названий даже в населенных пунктах, где его представители составляют более 80% жителей. В 2008 г. административный суд запретил надписи на русском и польском языках, установленные в местах компактного проживания нацменьшинств (Вильнюсский и Шальчининкский районы), что также противоречит п.3 ст.11 РК. Только в 2010 г. за публичное использование польского языка (конечно, наряду с государственным) было зафиксировано несколько случаев административного наказания в виде штрафов в отношении чиновников местного самоуправления и предпринимателей.
Новая редакция Закона ЛР «Об образовании» (принята 30 марта с.г.) не соответствует ряду положений документов ОБСЕ и не учитывает мнение русской и польской общин, собравших накануне голосования в Сейме более 60 тыс. подписей против его принятия. Так, в Парижской хартии для новой Европы от 21.11.1990 г. записано, что государства-участники СБСЕ обязуются улучшать положение нацменьшинств (а не ухудшать его), а в документе Копенгагенской конференции по человеческому измерению СБСЕ (29.06.1990 г.) в п.33 с целью такой защиты они «принимают меры после проведения надлежащих консультаций, включая контакты с организациями или ассоциациями таких меньшинств». Кроме того, следует отметить, что в своих комментариях по поводу принятия поправок к закону об образовании представители официальных властей Литвы ссылались на статистические данные, не относящиеся непосредственно к учащимся школ нацменьшинств (речь идет о поступлении и окончании выпускниками школ нацменьшинств литовских вузов).
Помимо этого польская и еврейская общины требуют скорейшего решения вопросов возврата собственности прежним владельцам, замечая при этом ущемление своих прав по сравнению с представителями титульной национальности.
В опубликованном Европейской комиссией по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) в сентябре с.г. докладе о Литве в качестве серьезного недостатка в правочеловеческой сфере отмечается образовавшийся правовой вакуум регулирования положения национальных меньшинств после того, как с 2010 г. перестал действовать закон 1989 г. о национальных меньшинствах. Подвергается критике и положение закона о выборах президента, исключающее для граждан Литвы нелитовского происхождения возможность быть кандидатом на президентских выборах.
Традиционно пристальное внимание ЕКРН уделяет положению цыган. Отмечается, что программа по интеграции цыган 2008-2010 гг. не принесла ощутимых результатов, несмотря на некоторые позитивные инициативы по исправлению ситуации в области образования. Наиболее серьезные проблемы наблюдаются в сфере трудоустройства цыган и обеспечения их жильем.
Комиссия обращает внимание и на сохранение отмеченных еще в предыдущем цикле мониторинга проявлений антисемитизма.
Отмечается отсутствие четкой политики применительно к положению других национальных меньшинств. Роль Совета национальных меньшинств сведена к минимуму, с ним практически не консультируются. ЕКРН обращает особое внимание на проблемы нацменьшинств в области реализации права на образование на родном языке: отсутствие в должном объеме учебной литературы на языках нацменьшинств, нехватка соответствующим образом подготовленных преподавателей, возрастание на практике доли обучения на литовском языке в школах нацменьшинств, т.е. фактическое вытеснение других языков из процесса обучения.
Оценки правозащитной ситуации в Литве со стороны международного сообщества (11 октября с.г. в Женеве Совет ООН по правам человека в рамках процедуры Универсального периодического обзора положения в области прав человека в государствах-членах ООН рассматривал правозащитную ситуацию в Литве) показывают, что в Литве сохраняются серьезные правозащитные проблемы - дискриминационная политика властей в отношении национальных и языковых меньшинств, проявления расизма и антисемитизма, тяжелое положение в пенитенциарной системе, торговля людьми, нарушения прав детей, женщин, инвалидов и др. Государства-члены ООН вынесли литовской стороне значительное число рекомендаций. Россия особо отметила необходимость искоренения проявлений расизма и неонацизма, прекращения попыток пересмотра итогов Второй мировой войны, героизации фашистских приспешников и преследования ветеранов-антифашистов, дискриминации русскоязычного населения Литвы в культурной и языковой сферах.
В ходе рассмотрения в Женеве Советом ООН по правам человека в рамках Универсального периодического обзора правозащитной ситуации в Литве в октябре с.г. министр юстиции этой страны Р.Шимашиюс в своем выступлении фактически приравнял Советский Союз к нацистской Германии, заявив, что «оба режима нарушали права человека» и «оккупировали Литву». Эти высказывания допустил официальный представитель государства, председательствующего в ОБСЕ, что придает им особо недопустимый характер.
Искажение и фальсификация событий и фактов, связанных со Второй мировой войной, «советским периодом» Литвы, обретением страной независимости, носят в Литве все более масштабный характер и фактически возводятся в ранг государственной политики. Продолжается практика проведения масштабных кампаний в привязке к «значимым» датам, связанным главным образом с «черными страницами советского прошлого», «завоеванием» страной независимости: 20-летием расстрела «пограничников» в Мядининкае (в августе с.г. Вильнюсский участковый суд по ходатайству Генпрокуратуры Литвы назначил меру пресечения в виде ареста заочно в отношении трех граждан России А.Рыжова, Ч.Млынника и А.Лактионова, подозреваемых литовской фемидой в убийстве на «КПП» в Мядининкае 31 июля 1991 г. литовских «пограничников», выдан европейский ордер на их арест), 22-й годовщиной акции «балтийский путь», 20-летием со дня «последней жертвы оккyпaции Литвы» – «защитника верховного совета» А.Сакалаускаса, днем памяти жертв расправ «советских репрессивных органов» в Тускуленай и др. На регулярной основе в них принимают участие первые лица государства и мининдел, которые неоднократно публично озвучивают известные «постулаты» о «советской оккупации» и необходимости возмещения «ущерба», «советском геноциде жителей Литвы». Литовской стороной всячески акцентируется «историческое значение» российско-литовского договора об основах межгосударственных отношений (в его преамбуле упоминается аннексия Литвы).
Последовательные усилия по закреплению «оккyпaционных установок» в правовом поле страны предпринимаются в основном по линии законодательной власти, прессы и ангажированных НПО. Так, правительство консерваторов недавно одобрило идею предоставить статус «пострадавших от оккyпaций 1939-1990 гг. лиц» тем, кто после восстановления независимости ЛР «принуждались к прохождению воинской службы в Советской Армии». Кроме того, в Сейм внесен законопроект, призванный придать статус «участника сопротивления советскому оккупационному режиму» не только «борцам против первой оккупации 1940-1941 гг.», но и «тем, кто боролся против оккyпaционного режима в 1944-1990 гг.».
Литовскими властями в настyпaтельном ключе как внутри страны, так и на международных площадках продолжалась эксплуатироваться и тема «преступлений советских силовых структур во время событий 13 января 1991 г.». Для ее раскручивания, в т.ч. в антироссийском контексте, Вильнюсом помимо многоуровневых акций вокруг инцидента в Вене с М.В.Головатовым, также использовался процесс над А.Палецкисом, председателем партии «Социалистический народный фронт», преследуемым за его публичные высказывания, идущие вразрез с официальной литовской версией событий 13 января 1991 г. в Вильнюсе (в ходе судебного разбирательства ряд свидетелей дали показания в пользу А.Палецкиса. В то же время литовские власти всячески пытаются замалчивать эти факты).
Значительные усилия Вильнюс по-прежнему прилагает для выпячивания исторического значения «героической борьбы» литовских партизан, т.н. «лесных братьев». Широко освещалась получившая господдержку акция – Открытие в Швянтойи памятника в честь борцов «За свободу Литвы», поддерживавших связь «сопротивления» с западными странами через Балтийское море в 1944-1953 гг.
Несмотря на объявленный в стране год «памяти жертв Холокоста», а также принятие Закона «О компенсации недвижимого имущества еврейских религиозных общин», официальный Вильнюс продолжает затушевывать неудобные для себя исторические факты, связанные с уничтожением при участии самих литовцев еврейского населения Литвы в период Второй мировой войны. Нельзя также не отметить активизацию в стране различных антисемитских выходок националистов, которые практически не пресекаются властями.
В Вильнюсе в последние годы проводятся шествия молодых неонацистов. В августе с.г. при государственной финансовой поддержке Национальным союзом молодежи Литвы был организован летний лагерь в месте компактного проживания нацменьшинств Девянишкесе под националистическими лозунгами «Литва для литовцев» и «очищение от славянских и германских языков».
Характерно, что исторические претензии Литвы выходят за рамки только советского периода. Активно задействована тема восстания 1831 г. «против царизма», внимание к которой было привлечено проведением ряда памятных мероприятий.
«Исторические» темы широко освещаются и на страницах местных периодических изданий. В книжных магазинах в изобилии можно встретить «труды», в т.ч. Председателя комитета по нацобороне и безопасности сейма ЛР А.Анушаускаса, повествующие о «преступлениях советского тоталитарного режима», «героическом сопротивлении литовцев советским оккупантам». А недавно на книжных полках появилась «новинка» – изданная при содействии МИД ЛР на литовском языке книга Т.Снайдера под красноречивым названием «Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным». Однако, справедливости ради, следует отметить, что у местных жителей такие произведения большим спросом не пользуются.
Искаженный взгляд на историю культивируют и местные школьные учебники. В них многовековая российская история, по определению местных русскоязычных экспертов, представлена крайне схематично с акцентами на Ивана Грозного, Петра I, Ленина и «кровавого Сталина». В школьном курсе истории сознательно формируется малопривлекательный образ России, которую надо бояться.
Эстония
В Эстонии проживает около 100 тыс. «неграждан», чей правовой статус является специальным «изобретением» эстонских властей с тем, чтобы вывести эту категорию людей из-под действия международных конвенций, включая Конвенцию о статусе апатридов 1954 г. и Конвенцию о сокращении безгражданства 1961 г, а также избежать включения этой группы населения в официальную статистическую отчетность о численности ЛБГ. Завышенные языковые требования, отсутствие автоматического предоставления гражданства детям «неграждан», курс эстонских властей на ассимиляцию наших соотечественников привели к падению темпов натурализации. В 2010 г. гражданство Эстонии получили всего 1184 чел. (в 2005 г. – 7 тыс. чел.).
На сегодня нет оснований полагать, что в обозримой перспективе эстонское руководство будет готово предпринять реальные меры по преодолению сложившейся ситуации, хотя профильными международными организациями, местной общественностью и даже депутатами эстонского парламента предлагались для этого такие шаги, как автоматическое предоставление гражданства детям «серопаспортников», натурализация в упрощенном порядке родившихся на территории ЭССР/Эстонии лиц, не имеющих в настоящее время никакого гражданства, полная или частичная отмена языковых требований для предоставления гражданства всем лицам пенсионного возраста, а не только родившимся до 1 января 1930 г., как это предусмотрено ныне.
Другой системной проблемой Эстонии является практическое бездействие положений Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств. Этот документ был ратифицирован в Эстонии 21 ноября 1996 г. с оговоркой о том, что национальным меньшинством могут считаться исключительно граждане Эстонской Республики. На этом основании длительное время власти отказывались принимать ходатайства от муниципальных властей мест компактного проживания русскоязычного меньшинства о придании в этих районах русскому языку статуса официального, мотивируя свои отказы ссылками на ратификационный закон. В настоящее время доля «неграждан» в местах его компактного проживания в республике значительно превышает требуемые 50%, однако ситуация не меняется.
При этом сами муниципалитеты северо-востока страны, где сосредоточена основная часть наших соотечественников, приспособились к существующей ситуации (неофициально делопроизводство ведется на русском языке, включая обсуждение и голосование по различного рода вопросам, а итоговые документы и протоколы оформляются на государственном языке «задним числом») и не намерены снова поднимать эту тему перед правительством страны, зная его «принципиальную позицию» в данном вопросе.
Еще одной острой проблемой остается взятый правительством Эстонии курс на полную ликвидацию образования на русском языке, пока на гимназической стадии. Несмотря на то, что действующее эстонское законодательство (Закон «Об основной школе и гимназии») предусматривает возможность обучения не только на эстонском, но и других языках, местное Министерство образования и науки считает себя свободным от неукоснительного соблюдения норм права. Обнародованный десятилетний план развития системы образования на 2011-2020 гг. не предусматривает обучения в государственных школах на каком-либо другом языке, кроме эстонского. В течение многих лет в профильных вузах не осуществляется подготовка учительских кадров для школ с русским языком обучения. При этом бывший и нынешний министры образования Т.Лукас и Я.Аавиксоо заявляли, что прописанная в упомянутом законе норма о возможности наличия школ с отличным от эстонского языком обучения является исключением, на которое они никогда не пойдут, чем продемонстрировали не только правовой нигилизм части эстонского руководства, но и пренебрежительное отношение к собственному законодательству. С текущего учебного года 60% предметов во всех гимназиях будут преподаваться на эстонском языке, что безусловно ударит по качеству образования прежде всего русскоязычных учеников.
Сохранение после парламентских выборов в марте с.г. прежнего расклада сил на внутриполитическом ландшафте не дает оснований ожидать в обозримом будущем положительных изменений на правочеловеческой сфере. В связи с этим стоит отметить мнение правозащитников Таллинского Центра информации по правам человека, что эстонские власти вообще искусно «играют» на этом поле, и даже немногие выявленные за последние несколько лет случаи, «раскрученные» Центром, трактуются Европейским судом по правам человека как правило не в пользу истцов по причине отсутствия явных признаков ограничения их прав.
В Эстонии продолжает наблюдаться рост неонацистских проявлений. В августе с.г. при финансовой поддержке Минбороны вновь проведена так называемая ежегодная военно-спортивная игра «Эрна-2011», фактически прославляющая действия абверовской диверсионной группы в тылу Красной Армии в августе 1941 г. В Эстонии проходят ставшие традиционными публичные собрания легионеров «Ваффен СС», из исторического центра Таллина был убран «Бронзовый солдат» (памятник Воину-освободителю Таллина от немецко-фашистских захватчиков).
Tags: ЕС, Европа, Канада, США, интересно, права человека, правозащитники, правозащитные организации
Subscribe

  • То, что напрягает ...

    В настоящее время политизация американской армии зашла довольно далеко и военные стали придерживаться не только консервативных, но и крайне левых…

  • О "созревании ситуации"...

    Чуть больше недели назад в Bank of America намекнули на немыслимое: цунами кредитно-денежных и фискальных стимулов в сочетании с предстоящим…

  • Немного о гиперинфляции ...

    Один широко используемый эталонный тест говорит, что гиперинфляция начинается, когда цены повышаются на 50% или более за один месяц. Таким образом,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments